facebook_pixel
  • 24 ноября 2021, 04:00

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут

    The Guardian: южнокорейский сериал «Зов ада» обогнал по популярности «Игру в кальмара» на Netflix

    Еще один южнокорейский сериал в стиле хоррор от Netflix стал глобальным феноменом, сместив «Игру в кальмара» с позиции самого популярного телешоу на платформе. В «Зове ада» есть демоны, религиозная секта и море крови, но по сути своей это шоу о людях и о том, как они реагируют на безумие вокруг. Кинокритики отмечают, что сериал ведет диалог со зрителем, в который последний вступает с удовольствием.

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут

    По данным FlixPatrol, 20 ноября «Зов ада» стал самым популярным в мире телесериалом на Netflix, возглавив рейтинги платформы в более чем 80 странах в течение 24 часов после дебюта. Ранее другой южнокорейский сериал, «Игра в кальмара», чья премьера состоялась 19 сентября, возглавлял этот рейтинг на протяжении 46 дней. На нем Netflix заработал 900 миллионов долларов, а режиссер сериала заявил, что второй сезон шоу уже находится в разработке.

    О чем сериал «Зов ада»?

    Режиссер фильма «Поезд в Пусан» Ен Сан Хо снял сериал «Зов ада», состоящий из шести серий, по одноименному вебтуну, написанному им же. Ожидания от проекта были высоки еще до его официального релиза на Netflix, особенно после того, как он получил положительные отзывы после показа некоторых эпизодов на трех международных кинофестивалях: 46-м Международном кинофестивале в Торонто, 26-м Международном кинофестивале в Пусане и 65-м Лондонском кинофестивале.

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут | Изображение 1Источник фото: Netflix

    Сюжет сериала переносит зрителей в ближайшее будущее, в котором происходят сверхъестественные события. Перед некоторыми людьми появляется парящее в небе лицо, которое сообщает им, что они были приговорены к аду, и называет их дату смерти. Цифра может быть разной — от пары минут до пары десятков лет. После этого в назначенный час за человеком приходят три демонических существа, которые должны забрать его в ад. Однако перед этим они превращают его в настоящее кровавое месиво, швыряя об стены и машины, протаскивая по полу и совершенно не щадя. Только после этого демоны испепеляют тело жертвы изнутри и уходят. Спастись самоубийством не получится, потому что демоны оживят свою жертву, чтобы она ушла как надо.

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут | Изображение 2Источник фото: Netflix

    На фоне разворачивающихся событий появляется религиозная секта «Новая Истина», убежденная в том, что демоны приходят за грешниками. Поначалу у нее мало последователей, поскольку люди не верят в происходящее, пытаясь это как-то рационализировать, но после того как одну из смертей показывают в прямом эфире, все меняется. Спустя несколько лет «Новая Истина» становится лидером мнений, провоцируя формирование еще более радикальных группировок, а те, кто подвергает сомнению ее устои, становятся изгоями.

    В чем скрыта суть?

    Чем больше смотришь сериал, тем яснее понимаешь, что он вовсе не про монстров, приходящих за людьми, а про реакцию тех самых людей на события вокруг. Как много людей потеряют свой разум и чувство собственного достоинства, если подобная кара считается местью за их грехи? Террор здесь — это люди, которые, воспользовавшись ситуацией, организуют культы и подчиняют людей своей воле. А еще те самые слепые верующие, которые подвержены страху до такой степени, что стыдят и ненавидят других, а также готовы уничтожить друг друга с целью заслужить милость Бога.

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут | Изображение 3Источник фото: Netflix

    Сериал поднимает дискуссию о том, как именно мы определяем грех и что есть истина. Он показывает, как легко можно дойти до слепой веры и радикализма. «Новая Истина» так сильна в своем влиянии, что вдохновляет на создание собственных СМИ и радикально настроенную группу The Arrowhead, состоящую из подростков с бейсбольными битами, чьей жертвой позже становится один из персонажей сериала, борющийся против охоты на ведьм.

    «Зов ада» не раскрывает нам причину возникновения монстров и причины приговора людей к аду, но отлично показывает те жестокости, которые люди готовы сотворить друг с другом. Он обнажает безумие СМИ и стыд, который испытывают люди после получения приговора, а еще организации, которые попытаются извлечь из этого выгоду.

    В чем секрет успеха?

    По словам киножурналиста и кинокритика Романа Григорьева, в данном сериале есть «частичка искреннего кино».

    «Оно может быть слегка простоватое, но оно честно с тобой разговаривает. Идея живая. Начинаешь анализировать, а грешишь ли ты сам? А пришли бы за тобой? Есть диалог с той стороны экрана со зрителем, на который зритель с удовольствием отвечает», — отметил он в разговоре с «360».

    При этом со стороны идея могла бы показаться абсурдной, в тех же США ее либо вообще не рассмотрели бы, либо обыграли иначе. По мнению Григорьева, там сериал либо превратили бы в классический хоррор, либо сняли бы в стебной манере, либо в стилистике Тарантино или Джармуша.

    «Зов ада» покорил Netflix после «Игры в кальмара». Корейцы теперь делают то, чего в США уже не могут | Изображение 4Источник фото: Netflix

    «А честно снять сериал вот так? Они помыслить такого не могут, потому что для этого должна быть молодость и наглость. У корейцев она сейчас есть», — подчеркнул эксперт.

    В этом и заключается растущая популярность южнокорейских проектов по всему миру. Они дают возможность посмотреть на мир под другим углом, с изобилием самобытных сюжетов. Их кино еще не испорчено приевшимися штампами. Оно очень откровенное, прямое и немного наивное, а еще в нем есть проявление гипертрофированных эмоций, которые так нравились нашему зрителю в мексиканских сериалах.

    По словам кинокритика Сергея Лаврова, в России южнокорейское кино начало пользоваться популярностью еще в начале нулевых и до сих пор пользуется спросом.

    «Я думаю, что главным фактором растущего интереса в последнее время стал фильм „Паразиты“, собравший в мировом прокате почти 200 миллионов и получивший „Оскар“», — в завершение добавил он.