• 31 августа 2018, 12:27

    Журналист написал колонку о надоевших инвалидах и прослыл мразью. Грозит ли ему суд?

    В журнале «Русский репортер» вышла статья Игоря Найденова «Люби, гнида, инвалида». Материал, где автор говорит о «лицемерии политкорректности» и «выпячивании» инвалидности, нашла широкий отклик в соцсетях. «360» собрал наиболее острые комментарии к колонке журналиста и выяснил, как относятся к его позиции юристы и общественные деятели.
    Журналист написал колонку о надоевших инвалидах и прослыл мразью. Грозит ли ему суд?

    Из-за опубликованного 30 августа текста Найденова раскритиковали в Сети. И это в целом понятно, так как высказался он об инвалидах достаточно резко. Кроме того, журналист открыто заявил, что людей с ограниченными возможностями в России стало слишком много.

    «Теперь я уже как бы даже побаиваюсь инвалидов. В широком смысле. Вернее, их численности и вездесущности. Всех, кто с особыми потребностями и ограниченными возможностями. <…> Так их много вдруг что-то стало», — написал Найденов.

    Журналист пожаловался, что пребывает «в тоске по норме»: мол, ее бы добавить «в целях гармонического равновесия». Мысли Найденова проиллюстрированы работой Ирины Губаковой. Она представляет собой изображение человека, сидящего в инвалидном кресле. Его колесо — пятое в олимпийской эмблеме и вызывает ассоциации с «пятым колесом».

    В статье упоминается отказ Константина Хабенского фотографироваться с сыном Эвелины Бледанс, страдающим синдромом Дауна. Автор обвиняет актрису в необоснованных претензиях к артисту.

    Тема инвалидности, считает Найденов, в настоящее время чересчур эксплуатируется в прессе. СМИ рассказывают о человеческих страданиях или отличиях, которые обязательно требуют особенного отношения и внимания в обществе.

    «Раньше это было стыдно, теперь почетно. <…> Если не бомж — непременно жертва черных риэлторов, то раковый — непременно жертва врачебной ошибки. Если не раковый, то гей — непременно жертва гомофобов. Если не гей, то сирота — непременно лишенный положенного социального жилья. А эффектнее, конечно, чтобы все сразу: бомж-раковый-гей-сирота», — считает автор колонки.

    Приводит в статье Найденов и мнение психолога Александра Рогозянского. Его возмутил флешмоб с фотографиями людей с различными особенностями, а сам ажиотаж вокруг ситуации публицист счел «изрядно задалбывающим», поскольку «печать неполноценности» инвалидов никуда не денется. Кстати, последнее словосочетание Найденов использовал без кавычек.

    «Это же как написать, например: я — мразь»

    Призыв журналиста «снизить пафос» и «звук убавить», как и общий тон материала, вызвали в социальных сетях реакцию не то что острую — резонанс приобрел поистине впечатляющие масштабы.

    Претензии к издателям «Русского репортера» предъявила основательница фонда Ольга Журавская.

    «Это что вообще такое? „Русский репортер“, вы серьезно? У меня слов нет. У меня нет слов. Нет слов у меня. Там ведь стоят имя автора и художника. Игорь Найденов, Ирина Губанова. То есть это нарисовали и написали конкретные люди. Старались, время тратили. Унизительно-то как быть снобом и фашистом в наше время», — написала она в Facebook.

    С мнением Журавской согласились в комментариях, признавшись, что после прочтения хочется «вымыть руки с мылом». Материал возмутил многих журналистов и сотрудников социальных учреждений.

    Художник, писатель и директор Центра реабилитации морских млекопитающих Лора Белиован назвала текст «отвратительным», а журналистка Ксения Соколова отметила, что можно было бы просто написать: «я — мразь».

    «Вот зачем человеку это писать? Это же как написать, например: я — мразь», — подчеркнула она в комментариях к посту режиссера и основательницы благотворительного фонда «Выход» Авдотьи Смирновой.

    Давайте обратим эту проблему в ресурс, а вред — во благо!

    Виталий Лейбинглавред «Русского репортера».

    Негодующим комментаторам ответил главный редактор «Русского репортера» Виталий Лейбин. Он извинился перед теми, кого обидела колонка Найденова, но саму публикацию не снял, а как-либо воздействовать на автора и вовсе отказался.

    «Мы готовы предоставить слово в наших социальных сетях тем, кого этот текст оскорбил, а еще лучше — ваши истории, которые могут принести пользу и поддержать», — заявил он.

    Пр этом Лейбин отметил, что журналист не намеревался кого-либо оскорблять, лишь выступил против «ханжества и пионерского лицемерия», а не против инвалидов и их прав. Заметим, главред допустил, что редакция могла ошибаться.

    «Хотя, может, мы и не правы — я это допускаю тоже. Возможно, настоящая беда все еще не ханжество, а общественная жестокость, которую, как некоторым показалось, мы невольно поддержали», — заметил он.

    Комментируя запись Лейбина, пользователи напрямую заявили о том, что статью надо удалить.

    «Как мать ребенка-инвалида я считаю, что на вас и ваше издание надо подавать в суд! И очень надеюсь, что это произойдет. Нам в России фашизм не нужен», — написали главному редактору.

    Правда, нашлись и те, кто поддержал автора и саму редакцию. «Я думаю, эту колонку Игорю было писать очень сложно. Уверена, он прекрасно понимал, что это вызовет недовольство», — поддержала издание читательница.

    Попрошу без драматизма

    Адвокат, телевизионный эксперт и юрист-международник Тимур Маршани подтвердил, что дело в случае со статьей Найденова может дойти до суда.

    «Судебное разбирательство может быть инициировано лицами, чей субъективный интерес был затронут данной статьей. Тут речь идет о социальной группе — инвалидах, — поэтому, да, суд может состояться», — сказал он.

    Скорее всего, предположил Маршани, в результате все сведется к компромиссу, который устроит обе стороны процесса.

    «Это корректный журналист, он всегда использует только деловую аргументацию. Скорее всего, будут принесены извинения», — заметил юрист.

    По его словам, относиться к опубликованному материалу стоит как к журналисткой работе — субъективному мнению отдельно взятого человека.

    «Каждый оценивает статью для себя, с точки зрения индивидуальной. Драматизировать я бы не стал. У меня мама инвалид I группы. Скажу честно, статья никак меня не задела. Да, область выбрана специфичная. Люди с обостренным чувством справедливости бурно реагируют на такие вещи. Нужно быть осторожными в высказываниях», — заключил Тимур Маршани.

    «Говорили, говорим и говорить будем…»

    Актриса, певица и телеведущая Эвелина Бледанс, которую Найденов вспомнил в своей колонке, добавила, что в России слишком долго не упоминали о людях с инвалидностью и не обращали на них никакого внимания.

    «И если сейчас мы об этом говорим, то за все те годы, в которые люди с инвалидностью были обделены вниманием. Они действительно нуждаются в нем — больше, чем обычные люди», — заметила Бледанс.

    Моя позиция: мы говорили, говорим и говорить будем

    Эвелина Бледанс.

    Она предположила, что ни сам автор статьи, ни его родные ни разу не сталкивались с подобными проблемами. «Как только, не дай бог, они возникнут, он поймет — говорить и привлекать внимание общественности надо», — уверена телеведущая.

    Свою позицию Эвелина Бледанс на этот счет менять не собирается. Мама ребенка с синдромом Дауна, она намерена продолжать освещать проблемы людей с инвалидностью «везде, где только можно».

    С ней соглашается журналист, телеведущий, член Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ Максим Шевченко.

    «Внимание к этой проблеме необходимо. Нельзя скрывать подобное ни от нас, ни от наших детей. Принцип этической солидарности — один из столпов современного гуманистического общества», — заметил Шевченко.

    Журналист добавил, что современное гуманистическое общество должно «ощущать солидарность с теми людьми, которые не наделены в силу судьбы или обстоятельств теми же возможностями». Телеведущий призвал помогать им.

    По его мнению, Найденов спутал в своем материале две позиции и не довел мысль до конца.

    Первое: он (автор статьи — прим. ред.) возмутительно насмешливо-пренебрежителен по отношению к инвалидам. С точки зрения этики он совершает серьезную ошибку. В этом вопросе важен тон. Любую фразу можно произнести по-разному, с разными тональностями. Второе: он пытается анализировать социальную шумиху, навязывание обществу образа инвалидов, поддержку инвалида как социальное служение. Эта позиция правильная

    Максим Шевченкожурналист, телеведущий, член Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ.

    Тем не менее, считает Максим Шевченко, всю идею Найденова в статье можно было бы сформулировать одной фразой: «Достали вы меня с этими убогими, хватит о них говорить. Хочется, мол, позитива».

    «Оскорбительно, унизительно и недопустимо в современном обществе для солидного издания», — подытожил Шевченко.

    Руководитель Ассоциации родителей детей-инвалидов Сергей Колосков вообще удивился возмущениям Найденова насчет излишнего муссирования темы инвалидности.

    «О каком выпячивании идет речь? То, что в СМИ появляются материалы, которые отражают в целом неблагополучное положение инвалидов, особенно каких-то определенных групп, то это объективно имеет место. Я бы сказал, что пишут недостаточно. Например, в других европейских странах вопросам инвалидов уделяется гораздо больше внимания. Даже такая давняя проблема, как создание безбарьерной среды, не решена полностью», — сказал он.