• Желание второго родителя видеться с ребенком хотят наказывать «уголовкой». Мнения правозащитников разделились

    В Национальном родительском комитете предложили ввести уголовную ответственность за похищение ребенка одним из родителей. Слово «похищение», наверное, следует брать в кавычки, потому что сложно именно так назвать желание родителя видеться с малышом.

    После развода суд определяет, с кем остаются общие дети. При этом иногда встречаются случаи, когда второй родитель удерживает ребенка у себя. Вот такие эпизоды глава Национального родительского комитета Ирина Волынец предлагает считать похищением, за которое должно быть суровое наказание.

    Если родитель в первый раз похитил ребенка, то на него предлагается наложить штраф в размере 50 тысяч рублей. Если человек это сделал повторно, то это, по мнению Волынец, следует оценивать его действия как нарушение по статье Уголовного кодекса о «Похищении человека».

    Зачастую на такие меры родителя толкает желание оставить ребенка у себя или хотя бы часто видеться с ним. Однако в некоторых семьях один из супругов не позволяет второму встречаться с чадом, поэтому Волынец предложила штрафовать тех родственников, которые препятствуют общению.

    В современных реалиях за похищение несовершеннолетнего сажают на срок до 12 лет. При этом, если ребенок старше 10 лет и хочет жить с родителем-нарушителем, то суд может рассмотреть этот фактор как повод освободить его от уголовной ответственности.

    В Госдуме раскритиковали идею Волынец, отметив, что это «топорный метод». Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов заявил, что для воплощения мечты Волынец нужно разбираться в огромном количестве спорных моментов.

    «Статью 126 („Похищение человека“ — прим. ред.) явно здесь нельзя применять, она рассчитана на совершенно другие случаи. Что касается незаконного удержания, то, во-первых, это надо доказывать, во-вторых, для этого есть лица, которые могут исполнить соответствующее решение суда. <…> Еще от суда много зависит: какие условия общения с ребенком предусматриваются для того родителя, с которым ребенок не живет, и так далее. Здесь нужна очень тонкая работа на грани права и морали, а не такие топорные методы, как 126 статья», — объяснил Емельянов.

    «360» побеседовал со специалистами и узнал, действительно ли предложение Волынец может повлиять на уменьшение числа похищений детей одним из родителей у другого.

    Группа захвата для родителя с ребенком

    Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков в разговоре с «360» поделился, что сам не является сторонником таких жестких методов «воспитания» взрослых людей. По его словам, все можно решить диалогом.

    Действительно, такие случаи бывают, мы встречались с ними, но все-таки я сторонник договоренностей, сторонник разговора и урегулирования этих конфликтов методами медиации, другими какими-то психолого-педагогическими методами

    Игорь Мороковдетский омбудсмен в Свердловской области.

    Мороков отметил, что предложение Волынец может снизить число таких похищений, потому что у правоохранительных органов появятся «дополнительные рычаги».

    «То есть это уже расценивается как похищение, с соответствующими мероприятиями можно заходить. Но здесь тонкий момент, представьте: один из родителей с ребенком — и что, мы группу захвата туда будем отправлять? Будем маски-шоу там устраивать? Здесь все-таки очень тонкая грань, ее сложно не перейти», — объяснил Мороков.

    Ведь в похищении ребенка родителем зачастую нет мотива сделать кому-то плохо, а причина, скорее, в любви и привязанности.

    Желание второго родителя видеться с ребенком хотят наказывать «уголовкой». Мнения правозащитников разделились | Изображение 1
    Источник фото: Flickr/Shelley Jones

    Я сторонник этого (метода договоренностей — прим. ред.) механизма, потому что мы видим результат. Он более щадящий для ребенка в первую очередь, потому что там спорят взрослые

    Игорь Мороковдетский омбудсмен в Свердловской области.

    «360» также узнал у Морокова статистику выбора, кому отдавать ребенка — отцу или матери. Раньше в большинстве случаев чадо отдавали матери, а сейчас ситуация меняется, считает Мороков.

    «Сейчас меняется ситуация. Очень серьезно суды рассматривают. Все зависит от тех доказательств и оснований, которые представляют родители в суде. Сейчас надо готовиться очень серьезно. Может быть, предвзятость и остается с тех времен, когда почти не глядя отдавали матери ребенка, но сейчас судьи все более и более тщательно подходят к этом у вопросу», — сказал Мороков.

    Потенциальный способ расправы

    Юрист Михаил Салкин в беседе с «360» отметил, что в этом вопросе важно как определить критерий похищения, так и внести поправки в Семейный кодекс, чтобы такая ответственность не превратилась в способ расправы с «плохим» родителем.

    Очень важно, чтобы эта уголовная ответственность не превратилась в способ расправы с неугодным одним из родителей в случае их семейного конфликта. Ее можно вводить, если до этого введут в Семейный кодекс такое понятие, как «запрет на общение родителя с ребенком» ввиду нарушения прав ребенка или каких-то иных обстоятельств

    Михаил Салкинюрист.

    Только когда будет некий судебный запрет, ограничивающий действия, тогда можно вводить уголовную ответственность за похищение, однако пока такие меры преждевременны, добавил юрист.

    «Не существует в настоящее время в кодексе ограничения на общение с ребенком за исключением тех случаев, если родитель пытался совершить в отношении него насилие или находился в местах лишения свободы, поэтому пока это преждевременные меры, хотя проблема такая есть», — сказал Салкин.

    По мнению Салкина, число случаев похищения ребенка вторым родителем не уменьшится, однако статистика улучшится. Это как в истории с уголовной ответственностью за неуплату алиментов: количество уголовных дел в разы упало просто потому, что она стала административной. Однако из-за этого появилось больше проблем. Например, недобросовестного родителя стало сложнее привлечь по этой статье, напомнил юрист.

    Говоря о жесткости наказания за похищение ребенка родителем, Салкин отметил, что здесь важно разделять критерии этого действия.

    Здесь, опять же, критерий похищения. Похищение будет считаться таковым, если он ребенку руки связал и засунул его в багажник. Если он просто его посадил в машину и повез к своим родственникам, считая, что он должен жить с ним, то это никаким образом к похищению не приравнивается

    Михаил Салкинюрист.

    Юрист отметил, что в России не зарубежное право, в котором любые критерии считаются похищением. У нас похищение должно быть сопряжено с насилием.