• 09 декабря 2019, 21:54

    Заведующую московским роддомом Марину Сармосян уволили и арестовали. Но ее дочь уверена — это правовой беспредел

    В субботу, 7 декабря, бывшая заведующая роддомом при ГКБ имени Спасокукоцкого (бывший роддом №27) Марина Сармосян была заключена под стражу по решению Савеловского суда города Москвы. Ей вменяют в вину халатность, которая повлекла за собой причинение вреда здоровью новорожденных. «360» рассказывает, в чем дело.
    Заведующую московским роддомом Марину Сармосян уволили и арестовали. Но ее дочь уверена — это правовой беспредел

    Департамент здравоохранения Москвы сообщил об увольнении Марины Сармосян 6 декабря «по результатам внутренней служебной проверки и мероприятий ведомственного контроля, связанных с многочисленными обращениями пациентов в отношении деятельности родильного дома „Городской клинической больницы имени Спасокукоцкого ДЗМ“». Позже она была заключена под стражу. Новым руководителем была назначена возглавлявшая ранее роддом при ГКБ имени Боткина Елена Семейкина.

    Следствие подозревает Марину Сармосян в недостаточном контроле за врачами родильного дома, чьи действия якобы привели к причинению вреда здоровью новорожденных — это деяние классифицируется следствием как «халатность», подпадающая под 293-ю статью УК РФ.

    Дело в том, что недавно одна из бывших пациенток роддома написала в Facebook о том, что по вине персонала роддома при ГКБ имени Спасокукоцкого у нескольких пациенток дети либо погибли, либо получили серьезные травмы.

    Собственно как халатность классифицировали то, что под руководством Сармосян врачи якобы использовали метод Кристеллера — это метод принятия родов, при котором на дно матки оказывается давление, чтобы помочь ребенку родиться. Такая процедура может быть назначена роженицам со слабыми мышцами, но в России она запрещена из-за травматичности как для матери, так и для младенца.

    Обвинили без экспертизы

    Дочь бывшей заведующей роддомом при ГКБ имени Спасокукоцкого (бывший роддом № 27) Марины Сармосян Тамара рассказала «360», что решение суда о заключении ее матери под стражу сторона защиты считает «вопиющим примером правового беспредела».

    Суд, по словам дочери экс-заведующей, согласился с избранной мерой пресечения в виде заключения под стражу, «так как врачи родильного дома, заведующей которого является Сармосян М. А., систематически совершают преступления». При этом «следствие каких-либо подтверждений этому не представило, а никто из врачей к ответственности никогда не привлекался».

    Тамара Сармосян утверждает, что обвинения безосновательны по ряду причин. Одна из них заключается в том, что в деле отсутствуют какие-либо экспертные заключения, указывающие на наличие в действиях врачей и Марины Сармосян «нарушений или дефектов оказания медицинской помощи, которые причинили или могли причинить вред здоровью детей».

    Больше того, по ее словам, после обращений родителей новорожденных в больнице были проведены как внутренние служебные расследования, так и проверки различных внешних инстанций. Их результаты подтвердили, что «стандарты медицинской помощи соблюдены, клинические рекомендации выполнены», а информация «о существенных дефектах при оказании медицинской помощи новорожденным, которые находятся в прямой причинно-следственной связи с осложнениями у детей», отсутствуют.

    Следствие взяло за основу исключительно мнение и доводы потерпевших, которые не обладают специальными медицинскими знаниями, о ненадлежащем оказании медицинской помощи и вины врачей в этом

    Тамара Сармосян.

    При этом дочь Марины Сармосян утверждает, что заведующая роддомом не принимала личного участия в родах потерпевших, что сами потерпевшие не оспаривают. «Таким образом, не установлена не только причастность Марины Сармосян, но и не установлено должным образом и само событие преступления», — заключила Тамара Сармосян.

    Она также отметила, что Уголовно-процессуальный кодекс обязывает «не только устанавливать конкретные основания для избрания любой меры пресечения (статья 97 УПК РФ), но и выбирать максимально мягкую меру из возможных».

    Сейчас Тамара Сармосян создала петицию в поддержку матери, которую на данный момент подписали более шести тысяч человек. Сторона защиты будет обжаловать меру пресечения.