• Группа поддержки расчленителя

    У доцента Соколова нашлись защитники, которые требуют освободить его

    У петиции в защиту доцента Соколова, убившего свою молодую любовницу, появились подписчики. Ее автор призывает в соцсетях освободить убийцу и приводит самые разные причины, по которым с него следует снять с него вину — от преклонного возраста и заслуг до теории заговора и подброшенного трупа. Что это такое — сумасшествие или фарс, рассуждает колумнист «360».
    Группа поддержки расчленителя

    Происходящее видится на грани абсурда — юрист и правозащитник Геннадий Макаров пишет петицию с требованием освободить и полностью оправдать застрелившего, а затем расчленившего свою любовницу профессора университета.

    Чтобы инициатива дошла до президента, нужно не менее 100 тысяч подписей. И кажется сомнительным, что столько человек вступятся за убийцу и расчленителя. Неужели эта кампания по поддержке убийцы разворачивается всерьез?

    Кажется, к дискуссии присоединились и в СПбГУ. Сначала «МК» сообщал, что в университете ничего предосудительного в действиях своего сотрудника не нашли, потом в группе в поддержку Соколова во «ВКонтакте» появилась запись «от подписчика» Ивана Иванова с абсолютно пустой и закрытой страницей. Некто Иван Иванов выступает в защиту руководства университета, мол, возраст профессора почтенный — не всегда человек может контролировать свои эмоции. «Ну вспылил, с кем не бывает» — что же теперь, наказывать университет, который не реагировал на заявления о том, что Соколов не только странно себя ведет, но и склонен к насильственным действиям?

    При этом известно — и, кажется, никем не оспаривается, — что Соколов уже был уличен в истязании другой своей молодой подруги, еще в 2008 году. Это защитники доцента Соколова почему-то обходят стороной. Многие из них склонны оскорблять убитую девушку, высказывать сомнения в ее порядочности в грубой форме — спала со стариком за оценки, хотя давно уже не училась в университете, хотела получить наследство… Да и вообще — напала с ножом, значит, спровоцировала.

    «Я лично считаю, что Олег Валерьевич попал в ситуацию, в которой мог бы оказаться любой из нас. Человек сотрудничает со следствием, признает вину, убийство явно произошло в состоянии аффекта и собственно нападения на него с ножом, человек раскаивается», — пишет один из комментаторов.

    Но хочется надеяться, что в такой ситуации «любой из нас» оказаться не может — застрелить любовницу, спрятать ее тело, чтобы спокойно принять на следующий день гостей, потом, уже на третий день после убийства, купить пилу, чтобы расчленить тело и сбросить его в Мойку. На состояние аффекта, которым многие защитники склонны оправдывать «проступок» Соколова, это мало похоже.

    Но и на этом защитники не останавливаются — появляется теория заговора. Мол, во всем виноват оппонент в научной дискуссии Евгений Понасенков, ведь Соколов жаловался на то, что ему угрожают расправой. Понасенкову приписывают эти угрозы, а к тому же сговор со спецслужбами — «нашим властям сейчас более выгодны такие историки, как Понасенков», — которые убили Анастасию, отрубили ей руки, подкинули расчлененное тело в квартиру пожилому профессору. А тот, невиновный и убитый горем после обнаружения покойной, пошел топиться. В группе, которую возглавляет правозащитник Макаров, даже создали тег «я/мы профессор Соколов».

    Встречаются такие комментарии, что невольно думаешь — наверное, эти люди шутят. Просто выбрали не очень удачную тему. Потому что кажется, что нет никаких вариантов развития событий, при которых убийство и расчленение можно было бы оправдать. Ни тем, что кто-то считает убитую девушкой легкого поведения, ни заслугами убийцы перед наукой, ни аффектом — ничем.