facebook_pixel
  • 08 августа 2018, 17:38

    Зачем Украина превращает себя в дикое поле?

    Новости из серии «назло москалю отгрызу себе чуб» приходят с Украины одна за другой.
    Зачем Украина превращает себя в дикое поле?

    Сперва министр транспорта Володимир Омелян предложил вовсе прервать железнодорожное сообщение с РФ. Это было бы серьезной проблемой для миллионов «заробитчан», которые, вне зависимости от своих политических убеждений, добывают деньги тяжелым трудом в России. Однако это еще не катастрофа — в конце концов, с железных дорог можно пересесть на автобус. Сотни и сотни автобусов курсируют ежедневно между Украиной и Россией, и их хозяев сразу же заподозрили в лоббировании удара по железным дорогам в своих шкурных интересах.

    Но не тут-то было. Вслед за расцеплением рельс спецпредставитель президента Порошенко по Крыму Изет Гданов предложил запретить и автобусное сообщение с бывшей метрополией. «Прекращение железнодорожного сообщения с оккупантом — однозначно правильное решение министерства инфраструктуры Украины. Также необходимо безотлагательно рассмотреть прекращение автобусного сообщения», — написал чиновник на своей странице в Facebook.

    Поскольку попасть в Россию все равно надо довольно большому количеству граждан Украины, то нетрудно предсказать, что расцветут индивидуальные перевозки на легковых автомобилях. А значит, следующим шагом борцов за украинскую незалежность станет запрет автомобильного сообщения и перекапывание дорог. Будут ездить, как в старину, на волах, на рикшах, на черте, как кузнец Вакула, но, после запрещения всех этих видов транспорта, попадать в Россию и из нее гражданам с тризубым паспортом придется ползком. Такова расплата за «безвизовый въезд» в Евросоюз, где украинские граждане, однако, остались никому не нужны.

    Все эти судороги знаменуют крах большой геополитической стратегии Украины как государства-замка на воротах России.

    Еще в XVI веке лимитрофные территории Востока Европы начали себя мыслить как «санитарный кордон» между Европой и страшными русскими варварами. В этой функции осознавали себя и польско-литовская Речь Посполитая, включавшая Украину, и Прибалтика, охваченная тогда властью Ливонского Ордена. В прибалтийских портах перехватывали везущиеся на Русь товары и иностранных специалистов, польская шляхта при каждом розмирьи старалась делать опустошительные набеги вглубь России, натравливали на Москву и хищных татар из Крыма. Борьба с этой блокадой больше чем что-либо заставляла Русское государство стремиться к прямому военно-политическому контролю над западными территориями, то есть разгоняла (а не подавляла) российскую экспансию.

    Так, кстати, будет и сегодня. Одно дело, когда Эстония («пригород Петербурга», как назвал ее пару лет назад один из соратников Трампа Ньют Гингрич) — просто независима. И совсем другое, когда натовский истребитель в Эстонии выпускает в минуте лета от границы России ракету воздух-воздух (как отмечают военные эксперты, «неумышленный» пуск подобной ракеты невозможен). Тут поневоле задумаешься, не дороговато ли обойдется «незалежность» пригородов.

    Но если для Прибалтики роль блокираторов России несет хотя бы краткосрочные выгоды в виде трансферов ЕС и НАТО, то для Украины, которая членом НАТО не является и никогда не будет, блокада превратилась в драму безудержного саморазрушения.

    Некогда развитая аграрная и промышленная территория с неплохим человеческим потенциалом, крупным населением, роскошным качеством земель, принесла всю себя одной единственной геополитической функции — блокировать коммуникации России на западном направлении, чтобы «клятим москалям» не пройти и не проехать.

    Зачем Украина превращает себя в дикое поле? | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    А каков самый надежный способ блокировать коммуникации в лесостепи и степи, где засеку не сделаешь, болота не расширишь, камней не навалишь? Разумеется, тактика выжженной земли. Некогда обитавшие на этой территории кочевники-скифы именно такой тактикой истомили и заставили повернуть, понеся большие потери, войска персидского царя Дария. Чрезвычайно гордившиеся этой победой «как своей» и вообще считающие геродотову Скифию «протоукраиной» националисты, очевидно, решили повторить тот же трюк.

    Сожжение мостов, уничтожение дорог, распродажа на металлолом остатков промышленности, систематическое обнищание собственных граждан (а фактический запрет работать в России приведет только к этому). Все это — лишь бы ворогу не досталось.

    Невозможно без оторопи смотреть на то, как банкротится Николаевская судоверфь, главный в СССР производитель авианосцев, зато каждый день приходят новости то о массированном обезлесивании Карпат ради вывоза в Европу леса-кругляка, то о столкновениях банд, делящих территории добычи янтаря в лесу. Впервые в истории человечества страна перешла не просто от капитализма/социализма к первобытности. Украина на наших глазах предпочла высокоразвитому индустриальному производящему хозяйству… примитивное присваивающее, по сути, собирательство и охоту (охотиться, правда, кроме сусликов не на кого, поэтому есть опасение, что начнут на людей).

    Самое парадоксальное, что эта тактика выжженной земли еще и абсолютно бессмысленна. В 2014 году Россия разорвала кольцо геополитической блокады на юго-западном направлении, вернув себе Крым, а затем построив мост. Теперь любые стратегические коммуникации России идут в обход Украины. Премьер Медведев поручил военным решить и вопрос с водоснабжением Крыма, так что превратить север полуострова в полупустыню перекрыв днепровский канал у Украины тоже не получится. Опустынивать Незалежная будет исключительно себя.

    При этом на севере Россия, несмотря на все козни и интриги, строит «Северный Поток — 2», который покончит с газовым шантажом Киева раз и навсегда — и там это отлично понимают, а потому и истерят. Все издержки блокады несет на себе одна лишь Украина и ее несчастный народ, в то время как Россия их в сущности и не замечает.

    В XVIII веке Российская Империя отвоевала у Крымского ханства и Османской Империи Дикое поле, превратив его в богатую, цветущую, промышленную, торговую и аграрную Новороссию. Сегодня эта территория, оказавшаяся под контролем Порошенко и Ко, снова превращается в него на глазах. Отсюда следует понятный вывод: чтобы не быть Диким полем, этой земле необходимо быть Россией.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции