• Забытые под замком. Как заключенные оказались в заброшенной башне «Бутырки»

    Правозащитники из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) нашли двух заключенных в одной из четырех башен СИЗО «Бутырка» в Москве. Раньше это здание считалось неэксплуатируемым. Как подозреваемые там оказались, разбирался «360».
    Забытые под замком. Как заключенные оказались в заброшенной башне «Бутырки»

    В одной из башен «Бутырки» — самой крупной тюрьмы в Москве и старейшей в России — члены московской ОНК нашли двух заключенных. Правозащитники из комиссии полагали, что здание давно не эксплуатируется. И в это можно было поверить, ведь подозреваемые жили в полной антисанитарии. Камера в четыре квадратных метра. Двухъярусная кровать, унитаз без сиденья и сломанный смеситель, из которого постоянно текла вода.

    По словам ответственного секретаря столичной ОНК Ивана Мельникова, руководство СИЗО не смогло дать внятного ответа, почему люди содержатся в небезопасных и антисанитарных условиях. Позднее пресс-секретарь столичного управления ФСИН Сергей Цыганков объяснил, что мужчины находились в башне из-за переполненности изолятора.

    «Число содержащихся в СИЗО граждан превышает фактический лимит наполнения учреждения. Кроме того, данная мера была временной и связана с тем, что в здании, построенном в 1771 году, постоянно проводятся ремонтные работы, требующие поэтапного освобождения действующих камер для проведения в них ремонта», — сказал Цыганков.

    На территории «Бутырки» стоит четыре башни. В одной из них сидел Емельян Пугачев — постройку превратили в музей. Остальные три закрыли несколько лет назад. Как оказалось, их еще используют.

    Иван Мельников отметил, что еще одни эксплуатируемые казематы сотрудники ОНК нашли в СИЗО «Матросская тишина». Это полуподвальные помещения с плесенью на стенах и грибком, а также чашей Генуя вместо обычного унитаза. Кроме того, камеры расположены недалеко от туберкулезного блока.

    Бутырский тюремный замок

    В беседе с «360» Мельников подробнее рассказал о постройках, условиях содержания арестантов и их личностях. По словам секретаря ОНК, три башни закрыли несколько лет из-за несоблюдения санитарно-эпидемиологических норм. Кроме того, площадь помещений не позволяла находиться там даже двум людям — необходимо не менее четырех квадратных метров на гражданина.

    В камере арестованных, прямо напротив кровати, находилась чаша Генуя, постоянно лилась вода, так как в смесителе нет крана. Неясно и то, как заключенным приносили еду — камера располагается на втором этаже башни «Бутырки», к ней ведет крутая винтовая старая лестница. С посудой подниматься туда опасно, считает Мельников.

    ОНК дал рекомендации руководству СИЗО закрыть помещение и не использовать его для содержания арестантов.

    Один из граждан сообщил, что содержится там уже четыре месяца. Неправильно было использовать эти помещения. Понятно, что есть определенный лимит в СИЗО, но можно другие использовать меры. Но точно не помещения, которые для того не предназначены

    Иван Мельников.

    Мельников рассказал, что мужчины еще не осуждены, а лишь ждут суда. Их обвиняют по статьям о грабеже и разбое. Им около 30-40 лет, они выходцы из Средней Азии. Один из арестантов рассказал, что сидит в этой камере уже около четырех месяцев. Второй чуть меньше. Судимостей у них нет.

    Недосчитался — не ушел домой

    Полковник внутренней службы ФСИН в отставке Василий Макиенко объяснил «360», что переселить заключенных могли по ряду причин: из-за конфликтной ситуации с сокамерниками; в качестве меры давления; из-за отсутствия мест в камерах из-за огромного количества категорий заключенных, которые должны быть в одном помещении.

    «Забыть» об арестантах невозможно из-за строгих порядков. Дважды в сутки сотрудники СИЗО проводят расчет. Это сделано для того, чтобы недобросовестные работники не помогали кому-то бежать.

    Движение идет очень большое, кто-то уходит на суд, кто-то на следствие, они должны вернуться. Если счет не сходится, то смена, которая несет дежурство, не уходит. Сами сотрудники заинтересованы в том, чтобы контролировать процесс

    Василий Макиенко.

    Расселение «Бутырки»

    Замдиректора ФСИН России Валерий Максименко заявил, что в сентябре 2019 года начнется строительство нового изолятора, который придет вместо «Бутырки».

    «„Бутырка“ идет под закрытие сейчас. С этой осени мы начинаем строительство двух новых следственных изоляторов на две тысячи мест и на три тысячи мест в новой Москве. Уже выделены места. Я думаю, что, может быть, года полтора уйдет на стройку. Построим быстро и расселим», — сказал Максименко.

    Участок с Бутырским замком после строительства нового СИЗО передадут Москве, а власти уже сами решат, что с ним делать.

    Замдиректора добавил, что «Бутырка» переполнена, поэтому для содержания арестантов использовали старинные помещения. Максименко подчеркнул, что они пока не исключены из жилищного фонда, а значит, нарушения закона нет.