• 24 января 2020, 11:48

    За 100 секунд до конца. Почему время на часах Судного дня нужно воспринимать всерьез

    Часы Судного дня перевели еще на 20 секунд — теперь на них время 23:58:20. Теперь до ядерной полуночи осталось всего 100 секунд. «360» вспоминает, почему эти часы важны и стоит ли обращать внимание на то, что их стрелки сдвинулись с места.

    Кто придумал часы Судного дня

    Не стоит считать, что часы Судного дня — просто экзотический каприз борцов за мир, который не имеет отношения к реальности. Эти часы когда-то включили не экзальтированные гуманитарии, а несколько очень серьезных мужчин, которые точно знали, что делают: физики, имевшие прямое отношение к разработке ядерного оружия в США.

    По их убеждению, если стрелка остановится на полуночи, время замрет навечно: это будет означать ядерную катастрофу планетарного масштаба. Иными словами, конец света.

    Часы Судного дня сконструировали в 1947 году издатели «Бюллетеня ученых-атомщиков» Чикагского университета, они же — создатели первой американской атомной бомбы. Две бомбы к 1945 году уже разорвали эпоху на две неравные части: до и после применения ядерного оружия. А сам научный бюллетень начал издаваться как раз в год атомной бомбежки Хиросимы и Нагасаки.

    Долго считалось, что одним из разработчиков атомной бомбы был Альберт Эйнштейн, который сам категорически это отрицал и даже лично поддержал запуск часов Судного дня. Физики-практики и инженеры действительно разрабатывали оружие на теоретической основе его вычислений, которые он делал задолго до принятия решения о создании такого оружия. Но лишь тот факт, что немцы во время Второй мировой войны почти вплотную подошли к конструированию первой атомной бомбы, вынудил его и еще нескольких ученых-ядерщиков в США подписать письмо на имя президента Рузвельта с требованием ускорить разработки. Сам Эйнштейн не был допущен к практической части по причине своей «идеологической ненадежности». По этому поводу он не испытывал ни малейшего дискомфорта, несмотря на то, что именно его теоретические решения легли в основу всех работ. Он даже стал инициатором пацифистского, антиядерного движения в США, которое логично было продолжено запуском в 1947 году тех самых символических чикагских часов Судного Дня.

    Стрелки с того года отсчитывают условные часы и минуты до роковой полуночи по двум критериям: опасность ядерной войны и климатического катаклизма по вине человека. Решение о движении времени принимает солидный совет директоров научного журнала, а зависит это от выводов группы именитых экспертов. В их число входят 18 лауреатов Нобелевской премии. Понятно, что их анализ ситуации в мире в высшей степени научен и реалистичен. Поэтому перевод стрелок в ту или иную сторону — не яркое политическое шоу, а истинное предупреждение для легкомысленного человечества, что стрелки на часах действительно отсчитывают, сколько остается времени до крушения цивилизации на планете. Это имеет символическое, а не конкретное значение, но в мире ведь, судя по главному открытию Альберта Эйнштейна, все относительно.

    Как переводили часы Судного дня

    За 100 секунд до конца. Почему время на часах Судного дня нужно воспринимать всерьез | Изображение 1

    С 1947 года по настоящее время стрелки часов Судного Дня колебались не раз, то отступая от полуночи, то опасно к ней приближаясь. Во время первой установки часы показывали 23:53. Но уже через два года, в 1949-м, в связи с испытаниями СССР первой своей ядерной бомбы, минутная стрелка опасно продвинулась вперед на отметку в 23:57. А в 1953 году, когда США и СССР испытали водородные бомбы, стрелка щелкнула вперед еще на минуту. Годы шли, холодная война становилась напряженнее, а минутная стрелка то отступала, то вновь приближалась к роковому времени. Если посмотреть график ее колебания и сравнить его с тем, что происходило в мире (включение в ядерную программу новых стран с авторитарными или близкими к ним режимами, например, Индии, Пакистана, КНДР и Китая), то логика экспертов становится предельно ясной, а выводы — обоснованными с научной, политической и военной точек зрения.

    Например, в 2015 году было констатировано грозное отступление от идеи сокращения ядерных потенциалов в мире, наращивание локальных конфликтов с участием ядерных держав и стрелка дрогнула в сторону полуночи на целых две минуты — 23:57. Через два года президент Дональд Трамп сделал неосторожное заявление о ядерном оружии, отказался от признания опасности роковых климатических изменений, а мир потрясли новые национальные конфликты. Стрелка сразу перескочила вперед еще на полминуты.

    В 2018 году она сделала такое же движение (30 секунд) вперед из-за роста напряжения в мире, возобновляющейся холодной войны, ядерных испытаний в КНДР и тех же неуклонно развивающихся климатических проблем. Стрелки уже замерли на отметке в 23:58. Такое было лишь раз: в упомянутом 1953 году, когда прошли испытания мощнейших термоядерных бомб в США и СССР.

    В 2018 году стрелки остались на том же месте. Но, по утверждению президента «Бюллетеня ученых-атомщиков» Рейчел Бронсон, их неподвижность скорее говорит о плохом положении вещей, нежели о стабильности. Дело в том, что политическая константа роковой опасности имеет свойство накапливать негативные импульсы и тем самым объективно готовить условия для движения стрелки вперед в самые ближайшие годы. Экспертами констатировано, что отношения между США и Россией не улучшаются, все больше заходя в опасную зону, а механизмы контроля над летальными вооружениями демонстрируют свою беспомощность. Содержатся стратегические угрозы и в том, что энергично предпринимается Китаем в самых разных областях деятельности. Не видно перспектив в сфере борьбы с выбросами углекислого газа в атмосферу, что ведет к роковому росту положительных температур на полюсах планеты.

    А в 2019 году стрелки оказались в двух минутах от полуночи. Теперь до роковой отметки осталось 100 секунд.

    Чикагский циферблат дает возможность понять то, от чего уже 72 года предостерегают самые серьезные ученые. Роковая полночь не представит и шанса на выживание никому на Земле, независимо от того, какой властью или размером сокровищ он обладал за две минуты до полуночи.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик