facebook_pixel
  • 17 октября 2020, 00:01

    ЦБ начал проверку после срыва сделки «Яндекса» и «Тинькофф». В ситуации есть победители, но махинации ни при чем

    Новости о возможной сделке «Яндекса» и банка «Тинькофф» заметно влияли на стоимость акций компаний. Когда стало известно, что стороны не договорились, ЦБ начал проверку на предмет признаков инсайдерской торговли. Кто-то в теории мог заработать на сделке, а кто-то точно и вполне легально укрепил свои позиции на рынке.
    ЦБ начал проверку после срыва сделки «Яндекса» и «Тинькофф». В ситуации есть победители, но махинации ни при чем

    Путь от объявления о сделке между «Яндексом» и TCS Group (головная структура Тинькофф банка) до ее провала занял меньше месяца. 22 сентября стало известно, что компании ведут переговоры. Компания Олега Тинькова сообщила, что стороны обсуждают цену 5,48 миллиарда долларов.

    Сразу же после сделки акции обеих компаний резко пошли вверх. Совокупная капитализация группы TCS и «Яндекса» за полтора дня выросла с 26,1 миллиарда до 28,2 миллиарда долларов — больше чем на два миллиарда долларов. Вот как в тот день, например, выглядел скачок на графике стоимости акций «Яндекса».

    ЦБ начал проверку после срыва сделки «Яндекса» и «Тинькофф». В ситуации есть победители, но махинации ни при чем | Изображение 1
    Источник фото: investing.com/График за месяц

    Спустя три недели, 16 октября, стало известно, что сделка все же не состоится. Тогда стоимость акций снова резко изменилась — на этот раз она снизилась.

    ЦБ начал проверку после срыва сделки «Яндекса» и «Тинькофф». В ситуации есть победители, но махинации ни при чем | Изображение 2
    Источник фото: tradingview.com/График за день

    Совокупная рыночная капитализация «Яндекса» и TCS Group в день, когда переговоры остановились, оказалась порядка 25 миллиардов долларов. То есть даже ниже, чем до объявления о переговорах.

    На фоне таких колебаний акций Банк России заявил, что проверит «Тинькофф» и «Яндекс» на признаки инсайдерской торговли (то есть когда человек имеет доступ к какой-то непубличной информации и за счет нее зарабатывает на торговле акциями). Правда, директор департамента противодействия недобросовестным практикам ЦБ Валерий Лях заверил, что такие проверки — стандартная практика.

    «Мы проводим предварительный анализ всех необычных сделок на предмет установления признаков инсайдерской торговли», — сказал он РИА «Новости».

    Как добавил Лях, о наличии таких признаков ЦБ сообщит уже после окончания расследования — «в том числе чтобы опосредованно не воздействовать на котировки».

    Сигнал для рынка

    Такого рода колебания всегда вызывают определенные подозрения, отметил в разговоре с «360» руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

    Сами компании в финансовом плане не могли выиграть от сделки. Заработать могли лишь игроки, которые были в курсе договоренностей компаний. И «Яндекс», и «Тинькофф» в данной ситуации вряд ли замешаны в каких-то махинациях.

    «Я не думаю, что это (скачки в цене акций — прим. ред.) злой умысел компаний. Кто-то заработал, кто, может, владел инсайдерской информацией. Но это не миллиардные доходы, а во-вторых, скорее всего, это было рассыпано по значительному количеству держателей. Потому что свободный поток акций достаточно широко диверсифицирован и у „Яндекса“, и у „Тинькофф“», — считает Никита Масленников.

    Впрочем, собеседник «360» отметил, что компании все же, скорее, выиграли от сложившейся ситуации. Хоть и не в финансовом плане.

    «Такие объявления, рассыпавшиеся намерения — очень хороший тест для рынка с той точки зрения, как он оценивает капитализацию компании. Скажем, для „Тинькофф“ это была блестящая проверка того, сколько он на самом деле стоит. Теперь Тиньков вообще говорит, что не будет бизнес продавать, а будет только консолидироваться. Но „Яндекс“ тоже подал рынку сигнал, что будет проникать в банковскую сферу, как крупная технологическая компания. <…> В целом для рынка с точки зрения перспектив компаний есть определенные плюсы», — сказал Никита Масленников.