facebook_pixel
  • 18 марта 2021, 17:48

    Wonderzine раскритиковал слово «наркоман»: оно обижает любителей и зависимых

    Российский сайт Wonderzine попытался научить читателей распознавать наркофобию и призвал к гуманной наркополитике. Автор статьи указал на то, что слово «наркоман» может обижать людей — как страдающих от зависимости, так и принимающих запрещенные вещества нерегулярно.

    Wonderzine раскритиковал слово «наркоман»: оно обижает любителей и зависимых

    Статья «Как распознать наркофобию и чем она опасна» сайта Wonderzine приводит шесть тезисов, почему общественное мнение по поводу наркомании и людей, употребляющих запрещенные вещества, на самом деле неправильное.

    Автор Антон Данилов считает, что «стигматизация непростой темы» ведет к появлению наркофобии — дискриминации употребляющих наркотики людей. Из-за этой наркофобии они, утверждает автор, лишаются адекватной помощи и человеческого отношения.

    Наркофобия и расизм

    В своей статье Данилов прописал несколько тезисов, которые, по его мнению, показывают, почему отношение к наркоманам несправедливое.

    Первым пунктом он выделил «наркофобию в лексике». По словам Данилова, слово «наркоман» в современном мире считается «патологизирующим» и говорит о том, что все люди, принимающие вещества, преступники. В статье подчеркивается, что это не так. И в этом смысле автор сравнивает наркофобию с расизмом. Дескать, СМИ всегда пишут, если то или иное преступление совершил мигрант. Но если это сделал славянин, то об этом не напишут ни слова. По мнению Данилова, то же самое с наркотиками: то, что человек употреблял вещества, отразится в новости, однако не факт, что именно наркотик заставил человека совершить преступление.

    Действительно, бывает, что любитель наркотиков совершил преступление не под действием психоактивных веществ. Пример тому — история 19-летнего жителя Новосибирска, который убил свою 17-летнюю подругу из-за денег на наркотики. Парень нанес знакомой 15 ударов ножом, а при побеге устроил аварию. По логике автора статьи, называть этого человека в публикации наркоманом — значит стигматизировать его.

    Слово как клеймо

    Автор статьи обратил внимание и на слово «наркозависимый». Данилова смущает, что это слово ставит клеймо на человеке: ведь если кто-то систематически хочет употреблять наркотики, то это необязательно ведет к зависимости. Данилов предложил вместо слова «наркоман» использовать «наркопотребитель» или «человек, употребляющий наркотики», а взамен «наркозависимого» — «человек с химической зависимостью».

    По словам Данилова, некие эксперты сомневаются и в слове «зависимость», предлагая говорить «человек, который употребляет наркотики проблемно», или «человек с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ».

    Автор объяснил, что любой медицинский диагноз «не определяет или описывает» жизнь пациента. Возможно, это справедливо для несерьезных заболеваний. Но ведь серьезные зависимости и тяжелые болезни как раз меняют жизнь. Как минимум можно посмотреть на историю ростовчанки Натальи Гречушкиной, у которой диагностировали рак в 2011 году. В разговоре с сайтом Don24 она объяснила, как рак изменил ее жизнь, с какими сложностями она сталкивалась и как его поборола. «Был ужасен момент, когда вдруг начинаются изменения в теле. Была молодой и стройной, и вдруг набираешь вес из-за препаратов, теряешь волосы, ресницы, брови», — рассказала Гречушкина.

    Очень ярко рассказала о переменах в своей жизни бывшая героиновая наркоманка Юлия Лисняк. Она подсела на наркотики из-за того, что видела жизнь наркоманов сквозь розовые очки. «С подростковой категоричностью я решила, что все, что говорят о наркоте „обычные люди“, — полное вранье, ну или заблуждение», — вспоминала журналистка. В итоге она едва не умерла.

    Наркотики не зло?

    Следующий тезис автора статьи заключался в том, что наркотики не всегда разрушают организм. В качестве сравнения Данилов привел статью The Lancet 2010 года, где профессор Дэвид Натт заявил, что алкоголь — самый опасный наркотик. Это исследование напечатали многие СМИ, а утверждение Натта превратилось в «доказательство абсурдности репрессивной войны с наркотиками», ведь самый вредный из них продается почти в каждом магазине.

    Однако статью Натта потом начали критиковать. Появился материал о том, что его теория одномерная, а измерение вреда грубое.

    В этом же разделе Данилов обратил внимание, что есть наркотики, которые в разных странах считаются полезными. Например, в Нидерландах или Канаде разрешена марихуана в рекреационных целях. Но даже в этих странах есть определенные запреты. Например, в 2018 году канадская полиция оштрафовала водителя за курение марихуаны в неположенном месте. Ему пришлось заплатить 517 долларов.

    В Голландии, хоть и разрешено употребление марихуаны, но правительство строго контролирует качество и объемы веществ. Курить людям младше 18 лет строго запрещено, а если в кармане найдут более пяти граммов, то могут привлечь к общественным работам или штрафу в размере 65 евро (5,7 тысячи рублей).

    Ссылки на нарколобби

    Автор статьи несколько раз сослался на мнение Глобальной комиссии по наркополитике. В одном из своих отчетов она предлагает отказаться от запрещающего подхода в отношении наркотиков и сосредоточиться на помощи наркоманам. И одной из задач комиссия ставит именно борьбу с наркофобией.

    Глобальная комиссия по наркополитике — это, по сути, общественная организация, которая собралась по собственной инициативе, выбрала себе руководство и теперь продвигает идею, что нужно легализовать большую часть наркотиков.

    «Беспощадный пиарщик» обратил внимание, что эта организация изначально выступает за декриминализацию наркотиков.

    В комиссии, которая выступает за легализацию наркотиков, были любопытные участники. Например, мексиканский писатель Карлос Фуэтес, умерший в 2012 году. Двое его детей умерли от передозировки наркотиков. Странное решение — легализовывать вещества, от которых погибли дети.

    Также в список участников входят бывшие президенты Колумбии (Сесар Гавириа) и Мексики (Эрнесто Седильо), ряд других лидеров государств.

    Последние «аргументы»

    В статье Данилова есть еще два тезиса: «наркопотребление не признак слабости» и «потребление ПАВ не преступление». Автор утверждает, что потребление наркотиков необязательно ведет к зависимости от них. И Данилов будто оправдывает людей, принимающих вещества. Он говорит, что потребители наркотиков делают это по разным причинам: кто-то просто экспериментирует, другие облегчают эмоциональную и физическую боль.

    То, что причины у всех разные, сложно отрицать. Но эксперименты и эмоциональные страдания сами по себе не могут оправдывать слабость или проступок.

    Наркотики могут и не быть проблемой для молодежи, если запрещенные вещества употребляются редко. Однако таких молодых ребят меньшинство. Большая часть — наркоманы, которых зависимость и ломка буквально убивают и толкают на преступления. Чтобы было сложнее перейти из первой категории во вторую, и нужна стигматизация наркотиков.

    Издания «Проект» изучило продажу наркотиков в даркнете и пришло к выводу, что чаще всего россияне покупают мефедрон и гашиш. Мефедрон — синтетический наркотик, вызывает сильную психологическую зависимость почти сразу. Гашиш, как и героин, изменяет восприятие, а значит, и осознание реальности.

    ***

    Уже под комментариями к статье видно, что читатели посчитали публикацию пропагандой и оправданием наркотиков. Похожий по интонации материал в 2018 году выпустил сайт «Батенька, да вы трансформер» — статью сняли с публикации по требованию Роскомнадзора. Это была история героиновой наркоманки Анны Глазовой, которая описывала, как она без особых последствий 10 лет сидит на игле.

    Глазова рассказывала, что живет нормальной жизнью и ее полностью устраивает собственная зависимость. Через два месяца Анну задержали с наркотиками и отправили под арест. Найденного у него героина не хватило для уголовного дела, но в СИЗО она попыталась покончить с собой. Ее выпустили под подписку о невыезде — и Анна пустилась в бега. Так что ее осудили на реальный срок в колонии. Сейчас она в розыске. С тех пор новостей о ней не было.