• 03 июля 2019, 20:53

    Белый, голубой, черный: почему темнокожие евреи повергли Израиль в хаос

    Пока весь мир наблюдал за шумными протестами в Грузии и Гонконге, эстафету беспорядков подхватил Израиль. Транспортный коллапс, разбитые в хлам автомобили, более сотни раненых полицейских — это не очередная интифада, а массовые выступления африканских евреев. Что толкнуло их на уличные погромы? Разбирается колумнист «360».
    Белый, голубой, черный: почему темнокожие евреи повергли Израиль в хаос | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости» / Кристина Афанасьева

    Пока десятки фото- и телекамер снимали атаку радикалов на парламент в Гонконге, на другом краю света разгорался не менее агрессивный и пламенный протест. Третий день в Хайфе, Тель-Авиве и ряде других крупнейших городов Израиля демонстранты перекрывают дороги, разбивают и жгут автомобили, нападают на сотрудников израильской полиции и обычных людей.

    Если верить сводкам местных СМИ, картина вырисовывается мрачная: бунтовщики настолько осмелели, что избивали даже подвернувшихся под руку прохожих и застрявших в пробках водителей. Один из таких бедолаг, слишком спешивший проехать через район протестов, чуть не был линчеван толпой — досталось не только его машине, которая сгорела дотла, но и приехавшим на вызов пожарникам — в них полетели камни и куски арматуры.

    Также в ходе беспорядков были повреждены несколько машин скорой помощи и реанимобилей, а дорожная блокада привела к многочасовым заторам и возмущению многих тысяч израильтян вовремя не попавших на работу или домой.

    Но и это еще не все. В среду эскалация конфликта перешла на новый уровень — хулиганы атаковали отделение полиции «Звулун» в Кирьят-Бялике. Как сообщает израильский «Девятый канал», участок забросали камнями, коктейлями Молотова, дымовыми и шоковыми гранатами.

    Внутренний конфликт

    Вроде бы никого не удивить очередными волнениями в Израиле — палестино-израильский конфликт тянется уже полвека, периодически переходя в «горячую» фазу. Но хотя темнокожие демонстранты с натянутыми на лица платками и майками могли быть сойти за арабов, они члены еврейского большинства — представители эфиопской общины.

    Вот почему количество получивших травмы полицейских перевалило за сотню, а за пострадавших водителей пока никто не ответил, несмотря на задержание 136 протестующих — власть действует с несвойственной ей осторожностью и в первые дни не стала бросать против участников беспорядков все имеющиеся в ее распоряжении ресурсы от водометов до снайперов с резиновыми пулями.

    Прошлым вечером премьер страны Биньямин Нетаньяху предупредил, что решать проблемы надо, соблюдая закон, и что полиция готова к жестким действиям, но также заявил, что община эфиопских евреев — важная часть Израиля, и протестующим дали возможность «выплеснуть их боль».

    Причины для боли у эфиопских евреев действительно есть. Катализатором начала бунта стало убийство 18-летнего юноши Соломона Таки. Якобы полицейский не при исполнении разнимал драку и был вынужден выстрелить в напавшего на него парня. По другой версии, коп в штатском схватился за пистолет, когда получил грубый ответ на требование показать содержимое карманов.

    Как всегда бывает в таких эмоционально-болезненных историях, никто не хочет ждать окончания расследования и установления истины — хотя стрелок находится под домашним арестом, тысячи молодых фалаша (одно из названий эфиопских евреев) вышли на улицы, громя и поджигая все на своем пути. Они считают, что полицейская жестокость против их общины имеет систематический характер.

    Брат на брата

    Израиль — это дом для всех евреев. Во всяком случае, такой принцип заложен в официальную идеологию. И правда, в маленьком государстве, со всех сторон окруженном недоброжелателями, нашли убежище и кров приезжие со всех уголков мира. Но говорить о монолитной израильской нации довольно сложно — общей чертой для всех еврейских общин остается иудаизм.

    Именно благодаря религии, а не происхождению по крови, получилось изначально объединить под одним бело-голубым флагом таких разных евреев из России, Польши, Франции, США, Марокко, Ирака и, наконец, Эфиопии. Даже государственный язык иврит — это по-сути еврейский «старославянский». Тысячи лет он использовался, по большей части, для молитв и религиозных текстов, пока не был возрожден как разговорный в начале прошлого века.

    При этом процент верующих в Израиле если и выше, то вполне сопоставим с другими светскими государствами. Отсюда порой незаметные, но вполне реальные конфликты между теми, кто предпочитает ивриту язык бывшей родины, а по культуре ближе к Европе, Ближнему Востоку или Африке.

    Есть и другие факторы. Несмотря на помощь государства, недавние репатрианты сталкиваются с рядом экономических проблем: от невозможности получить хорошую работу до трудностей с покупкой жилья. В случае «эфиопов», это еще и бытовая дискриминация — хоть Израиль и не США, здесь тоже существуют трения между людьми с разным оттенком кожи.

    Вот почему вопреки существующим стереотипах о том, что евреи — один из самых дружных и сплоченных народов, в Израиле случаются подобные всплески гнева — особенно когда дело доходит до сплоченных общин вроде еврейских ортодоксов, нередко агрессивно протестующих против касающихся их действий правительства, или 130-тысячной общины фалаша, большая часть которых еще 30 лет назад жила в Эфиопии.

    Нынешние беспорядки с участием эфиопской общины вторые по счету — в 2015 году два полицейских слишком грубо задержали темнокожего парня, оказавшегося военнослужащим, чем вызвали не менее массовые столкновения фалаша и сил правопорядка. Тогда успокоить беспорядки помогло увольнение одного из причастных офицеров полиции и личная встреча премьера Нетаньяху с избитым солдатом.

    Видимо, этому опытному политику вновь придется искать пространство для компромисса, который позволит восстановить мирные отношения между израильтянами с одной историей, но разными корнями. Первый шаг сделан — стало известно о намерении властей создать спецотдел полиции, который будет заниматься внутренними расследованиями случаев расизма и дискриминации.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.