facebook_pixel
  • 26 ноября 2020, 09:00

    Как выжить, оказавшись в заложниках: советы от ветерана «Альфы» и психологов

    В современном мире стать заложником террористов или неадекватного человека может каждый — в банке, магазине или собственном подъезде. Ситуация эта страшная и стрессовая. Нередко люди погибают из-за неправильного поведения. Одни ругаются с захватчиками, другие пытаются на них напасть. По просьбе «360» сотрудники спецслужб и психологи рассказали, как вести себя в таких ситуациях.

    Как выжить, оказавшись в заложниках: советы от ветерана «Альфы» и психологов

    Причины захвата заложников разные: политические, религиозные, экономические, криминальные, социальные либо личностно-патологические. В последнем случае у нападающих нет целей, планов и конкретных требований, объяснила психолог Ольга Климова. Нередко такой человек находится под воздействием алкоголя или наркотиков, состоит на учете в психдиспансере и пребывает в состоянии высокого эмоционального напряжения. И любая мелочь способна вывести его из равновесия.

    «В таком случае он принимает неадекватные решения, берет в заложники именно тех людей, которые в данный момент находятся рядом с ним. Что в этот момент делает преступник, он не понимает, он не отдает отчета в своих действиях. Но когда приходит осознание либо отрезвление, он, конечно же, начинает раскаиваться в своих действиях, но бывает уже порой трагически поздно», — добавила Климова.

    Накануне в такой ситуации, причем у себя дома, оказались шестеро детей. Пьяный отец забаррикадировался с ними в квартире и угрожал их зарезать, если ему не дадут поговорить с супругой. Через некоторое время агрессор сдался, ему уже предъявили обвинение в незаконном лишении детей свободы.

    Проиграть ситуацию

    Способов защитить себя от этого нет, считает психолог Юлия Романова. Поэтому людям стоит заранее узнать, что делать, если они станут заложниками злоумышленников, и научить детей правильному поведению. Родители с ранних лет объясняют, что не нужно общаться или уходить с незнакомцами, брать у них конфеты или что-то еще.

    «Ситуацию, когда детей или взрослых берут в заложники, тоже нужно обсудить. Пусть это лучше никогда не пригодится, чем вдруг это произойдет, а ребенок не будет знать, что делать», — подчеркнула Романова.

    Происшествие можно смоделировать по мотивам сказки Корнея Чуковского «Муха-Цокотуха» и проиграть его с ребенком. Обязательно нужно поговорить о том, как вести себя именно мухе, а не сыну или дочке, чтобы ребенок не воспринял это на свой счет — это может его травмировать, — а в целом понял, что было правильно, а что нет.

    Сохранить спокойствие

    Важно запомнить — что бы ни случилось, панике поддаваться нельзя. Сознание, внимание и контроль над телом — единственное, что остается у человека, когда он не может влиять на внешние события. Нужно максимально, насколько это возможно, погрузиться в себя и сохранить спокойствие и адекватность.

    «Ребенку можно про себя напевать какую-то песенку. Взрослому можно какие-то планы вспоминать, анализировать незавершенные дела. Это единственный метод, который позволит сохранять спокойствие. Задача — увести внимание от предмета опасности в воспоминания или фантазии. Это могут быть молитва или таблица умножения», — объяснила Романова.

    Паника часто переходит в агрессию. Поэтому чаще всего страдают заложники, которые провоцируют захватчика или огрызаются на него. Есть и другая крайность: человек слишком погружается в роль жертвы. Такие вызывают у преступников жалость. А она приводит к тому, что над жертвами еще больше издеваются и даже устраивают показательные казни.

    И дети и взрослые могут включить в себе сыщика и сконцентрироваться на деталях: фиксировать, где и кто стоит, что они говорят, делают и так далее. Это поможет уйти из переживаний и страхов и стабилизировать свое состояние. А воспоминания позже помогут правоохранителям.

    Не геройствовать

    Став заложником, нельзя паниковать или конфликтовать с террористами, согласен бывший сотрудник СКР Денис Никитин. Лучше вообще не смотреть им в глаза и молча выполнять требования. В большинстве терактов чаще выживают те, кто ведет себя неприметно, не геройствует, а тихо ждет освобождения.

    «Поэтому не надо строить из себя героя, пытаться помочь сотрудникам спецслужб. Нет необходимости кричать, нет необходимости указывать, нет необходимости вообще громко разговаривать. Оставайтесь спокойными, пожалуйста, не ввязывайтесь в конфликты и ждите освобождения. Это непременно произойдет», — сказал Никитин.

    Такого же мнения придерживается Алексей Филатов — президент союза «Офицеры группы Альфа», подполковник ФСБ в отставке и участник спецоперации по освобождению заложников в Буденновске. Во время теракта нападающие находятся в пограничном психологическом состоянии либо под воздействием алкоголя и наркотиков. Они легко могут сорваться не только на провокаторе, но и других заложниках.

    «Надо провести разведку вокруг себя на случай, если вдруг начнется штурм, и найти безопасное место, чтобы во время штурма не пострадать. Спокойно ждать, когда ситуация, даст Бог, разрешится на этапе переговоров, а если нет — во время штурма», — отметил Филатов.

    Проговорить пережитое

    После освобождения психика человека может попытаться защитить его от шока. Ребенок или взрослый может полностью забыть детали произошедшего, как будто это совершенно его не трогает, пояснила Романова. Но это не так. Посттравматическое стрессовое расстройство проявляется через какое-то время — полгода, год, пять лет. Внешний триггер напомнит о пережитом.

    «И тогда пойдет реакция. Это может проявляться в психосоматических заболеваниях, у детей могут появиться заикание, энурез, замкнутость. Часто появляется боязнь людей и открытых пространств. И взрослым и детям важно обратиться за психологической помощью и дать место эмоциям и чувствам, которые в этот момент поднимаются: кричать, плакать, злиться», — отметила она.

    Родителям или родным заложника нельзя его успокаивать и говорить, что все уже закончилось и сейчас все хорошо, что человек жив. Нужно проговаривать эмоции, которые ощущает человек, расспрашивать о происшествии. Чем чаще это проговаривается, тем сильнее терапевтический эффект. Когда кто-то выговаривается, ему становится легче.