facebook_pixel
  • 13 августа 2018, 16:02

    «На животе сына не было живого места — сплошная гематома»: мать утверждает, что ее сына убили в реабилитационном центре

    «На животе сына не было живого места — сплошная гематома багрового цвета, на лице синяки, в уголках рта запеклась кровь»: родные 24-летнего Игоря утверждают, что его забили до смерти в реабилитационном центре.

    «На животе сына не было живого места — сплошная гематома»: мать утверждает, что ее сына убили в реабилитационном центре

    Это очередная история из серии «Осторожно: rehab!». Только на этот раз все закончилось смертью. Произошло это в Ставропольском крае, 24-летнего Игоря, который время от времени попадал в «плохую компанию», как утверждают его мать и дедушка, до смерти забили в престижном реабилитационном центре.

    Он уже бывал в таких заведениях и раньше, и очень боялся избиений. Поэтому на сей раз мать — Анна — подыскивала ему клинику не только с врачами-профессионалами, но и подороже, чтоб была «гарантия качества».

    Наткнулась на пятигорский центр «Здоровое поколение Кавказа». Стоимость — 40 тысяч рублей в месяц (там это называют пожертвованием). Обещали королевские условия. Более того, сказали, что если Игорь не захочет ехать по своей воле, «всего» за 10 тысяч рублей его… уговорят. Парень, как и ожидала мама, отказался.

    Центр прислал за них двоих врачей, чтобы убедить в том, что ему необходима госпитализация. Анны в этот момент дома не было, Игорь был с дедушкой. Вот что, по словам матери, произошло дальше: «Домой зашли двое человек, назвавшихся представителями Центра. Они стали уговаривать сына собраться поехать с ними в Центр. Сын ехать отказался. Они стали настаивать на своем и попытались схватить его насильно. Нанесли сыну удар кулаком, а затем и коленом ноги в переносицу и в область носа. После чего моментально на лице сына образовалась гематома, а из носа пошла кровь. Отец сделал замечание о недопустимости такого применения силы. Они скотчем связали руки и ноги сыну и, подхватив его, увели. Отец следовал за ними, пока сына не посадили в машину, в которой находился еще один человек. Его увезли».

    Узнав от отца все подробности отъезда сына, женщина начала названивать в клинику. Ей отвечали, что у молодого человека судороги и рвота, но ему окажут всю необходимую помощь. Заниматься его сопровождением будет врач по фамилии Шрибак. Он-то и сообщил встревоженной матери: ее сын-де симулирует ухудшение самочувствия, хочет в больницу, чтобы сбежать оттуда. Поддаваться не надо. Но уже через пару дней песня поменялась. Шрибак попросил женщину подвезти полис ОМС, якобы чтобы обследовать Игоря: тот жалуется на боли в животе. Отказывается от еды.

    Дедушка подвез полис и попросил встретиться с внуком. Ему категорически отказали. А Игорю оставалось жить два дня.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/08/9766_photo_2018-08-13_15-55-31_2.jpg
    Источник фото: телеканал «360»

    Рассказывает Анна: «Позвонил Шрибак, сказал, что ситуация критическая: сын самостоятельно не может передвигаться, не может лежать, за текущую ночь „съел“ себе язык, кровать вся в крови, он может только сидеть. У меня началась истерика. Через некоторое время Шрибак сообщил: приехала скорая. И позже — что Игорь умер».

    Анна бросила все и примчалась в Центр, решила требовать выдать ей тело ее ребенка. Но ничего требовать и не пришлось. Перед крыльцом организации на плитке расстелили покрывало, на нем лежало тело Игоря, накрытое простыней.

    «Открыв простыню, я увидела страшную картину: на животе сына не было ни одного живого места — это была сплошная гематома багрового цвета, живот был вздут, — рассказывает мать Игоря страшные подробности. — В области солнечного сплетения видны точечные удары. На лице и вокруг глаз — синяки. В уголках рта — запекшаяся кровь. На ногах тоже следы крови. На руках в области предплечья — два синяка. Я не знаю, как сердце матери может выдержать такое».

    Сейчас Центр продолжает работать, «лечить» наркоманов. По делу об убийстве Игоря только один из избивавших его дал признательные показания. Остальные… продолжают стоять у руля.