• Время заложников: захват Канадой дочки китайского миллиардера означает конец глобального мира

    Арест в Канаде Ваньчжоу Мэн, дочери китайского миллиардера Жэнь Чжэнфэя, — это, без преувеличения, начало новой эпохи в истории международных отношений. Чжэнфэй — основатель и президент компании Huawei, одного из крупнейших мировых игроков на рынке смартфонов и телекоммуникаций. Эта компания является одним из символов нового, быстро увеличивающего свой вес в мире, богатого и сверхсовременного Китая, она, разумеется, тесно связана с Китайским государством и армией и этим очень не нравится Дональду Трампу. Президент США не скрывает решимости любыми способами и методами вернуть американским компаниям лидерство в мире. И если для этого придется уничтожать конкурентов неэкономическими методами, то что ж?
    Время заложников: захват Канадой дочки китайского миллиардера означает конец глобального мира

    Причиной наезда на Мэн, арестованной в начале декабря, было то, что компания, которой она владеет, вела дела с Ираном, на который Трамп наложил жесточайшие экономические санкции (практически никем в мире, кроме Штатов, не признаваемые), и получалось, что через эту компанию с Ираном работали и американские банки. Но все отлично понимают, что в данном случае это только придирка — подлинная же причина в желании «достать» отца Мэн — Чжэнфэя. Инструментом стало двойное гражданство дочери, у нее, как и у многих китайских бизнесменов, был как китайский, так и канадский паспорт, поэтому формально канадские власти ощущали себя в своем праве. Но мало кто сомневается в том, что, по сути, перед нами… захват заложника.

    Это подтвердили и сами китайцы, захватив заложника в ответ. В Китае был задержан отставной канадский дипломат Майкл Ковриг — достаточно высокопоставленная фигура, чтобы в Стране кленового листа испытали беспокойство, хотя проявится оно, конечно, прежде всего в криках, что задержание Мэн было абсолютно законно, а вот Китай нарушает права человека.

    В любом случае взаимный захват заложников — это что-то из совсем другой эпохи, история откуда-нибудь из сериалов про драконов, принцесс и живых мертвецов, в лучшем случае — история из параллельного мира террористов, мафий и спецслужб. То, что во вполне официальных заложников, захватываемых правительствами, начнут превращаться глобальные бизнесмены, живущие в самолетах, лимузинах и на крышах пентхаусов, никто себе представить не мог.

    Первые подозрения начали закрадываться, когда Запад повел массированную кампанию против «друзей Путина», российских бизнесменов, осевших на Западе. Но во-первых, никого так насовсем и не задержали — всех выпустили, а во-вторых, у этих людей по большей части такая дурная репутация в своем отечестве, что мы сами смотрим на них как на преступников, которых легко зацепить хоть нашим, хоть их органам правопорядка. В любом случае казалось, что дело касается только вражды Россия — Запад, в которой, как мы уже давно убедились, противная сторона джентльменских правил не придерживается.

    А вот переход к такой же политике в отношении Китая — это и в самом деле глобальный сдвиг. Разногласия Вашингтона и Пекина носят прежде всего экономический характер. Китай богател и рос в предыдущие десятилетия, используя в своих интересах либеральную, свободную торговлю (использование было в чем-то жульническое, так как на стороне китайского бизнеса играло государство, но не более жульническое, чем-то, что делают сами американцы). Трампа и эта либеральная свобода торговли, и то, что она не в пользу Америки, и усиление Китая беспокоят, и он решил с этим бороться. Но кто мог подумать, что американцы начнут действовать методами уголовников и варварских племен былых эпох?

    Обмен заложниками лежал в основе древней дипломатии. Для того, чтобы посла не зарезали в чужой стране, на границе обменивались «аманатами» — столь же ценными для другой стороны людьми, зачастую родственниками правителей и знатных вельмож. Заложников брали и в качестве символа изъявления покорности власти завоевателей, и в счет уплаты будущей дани.

    Содержание заложников в добром здравии было делом хлопотным, так как их смерть могла иметь неприятные последствия: месть, бунт, невыплата дани. Русский землепроходец Семен Дежнев жаловался в одном донесении, что кормит заложников только редкой белой рыбой, а красной не кормит, так как боится, что они заболеют, умрут — и казна русская понесет ущерб.

    Будут ли подобного характера донесения о заложниках составляться в XXI веке? Похоже, все к этому и идет. Да, пока Запад делает вид, что речь просто о справедливом наказании преступников, но, судя по ответным действиям Китая, долго эта комедия не продлится. Глобальный мир открытых границ, двойных и тройных паспортов, с завтраком в Париже и ужином в Гонконге разрушается прямо на глазах.

    Захват Ваньчжоу Мэн показывает, что всякий человек, который чем-то не устраивает или интересен США, может чувствовать себя в безопасности только на своей родине. Шагнув в глобальный мир, он оказывается в зоне риска. И границы начнут схлопываться прямо на глазах. Скажем, Канада уже показала свою неблагонадежность. Первая же такая история в Евросоюзе — и о Шенгене для внешнего пользования можно будет забыть. Еще немного времени — и международные встречи на высшем уровне будут проводиться примерно так: «Лидеры России и Китая готовы встретиться с президентом США, но только если на время съезда в Москву будет отправлена его дочь Иванка, а в Пекин — сын Бэррон». Иначе никакого чувства безопасности.

    Время заложников: захват Канадой дочки китайского миллиардера означает конец глобального мира | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    Для наших чиновников, у которых собственность в Майами, дети в Лондоне, а бабушка и любимая такса в Швейцарии, все это особенно неприятная новость. Их образу жизни — зарабатывать в России на людях, которым никто ничего не должен, а тратить в Европе и Америке — явно приходит конец. Просто, чтобы защищать себя, государство вынуждено будет заставить их выбрать — или с концами туда (без всякого шанса сохранить активы) или с концами сюда, не подвергаясь риску заложничества.

    Однако затронет это, повторюсь, не только шишек, но и простых людей, которые могут быть чем-то интересны или подвернутся под руку, как Мария Бутина, активистка движения за право граждан на оружие, влюбленная в оружейную Америку, решившуюся там учиться… и вот понадобившуюся ФБР в качестве элемента удавки, сплетаемой вокруг Трампа. Вот уже полгода в тюрьме, фактически в пыточном режиме, и призрачная возможность договориться с правосудием и отделаться малыми потерями — всего-то еще полугодом застенков. В этом смысле в положении заложника может оказаться практически каждый, и, выезжая в страны, где могут выдать в США, хорошо бы раз десять подумать, точно ли вы не представляете для американцев интереса.

    Понятно, что в исходном американском плане речь идет не о распаде глобального мира, а о полном подчинении его американскому диктату. Там, где Обама действовал лицемерной мягкой силой, обильно умащивая ее сиропом либеральной демагогии, там трамповские США попросту угрожают, захватывают, вводят санкции, разрушают все и вся. И, наверное, с вашингтонского Капитолия возвращение к институту заложничества видится как продолжение эпохи Римской империи, когда покоренные народы тоже выдавали заложников по первому требованию.

    Но вот только современные США не Рим. Они не обладают глобальной мощью, достаточной, чтобы подчинить всех остальных. А потому вместо общей покорности получаются распад системы и возвращение ко всеобщему страху. Каждый только за себя. Можно представить себе, как будут теперь проходить международные конференции, мероприятия, переговоры, соревнования, участники которых будут банально опасаться за свою свободу, а может, и жизнь? Потренировавшись на китайцах, американцы могут ведь точно так же взяться за участников строительства ненавистного им «Северного потока — 2».

    Насколько долгосрочной будет эта тенденция распада глобального мира, когда безопасно мы будем себя чувствовать только в границах своей страны, покажет будущее. Но и без того понятно, что в выигрыше окажутся те, у кого объем пространства внутри этих границ будет побольше.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.