facebook_pixel
  • 04 сентября 2020, 18:50

    Мальчик из Крыма оказался на пороге смерти от истощения. Его спасла приемная мать — и теперь воюет со всем детдомом

    В Симферополе развязалась война за двухлетнего Сережу: Ольга Крамная забрала его из детского дома «Елочка» в истощенном состоянии. После того, как она рассказала об этом в социальных сетях и СМИ, местные структуры начали травлю и даже грозились отнять у нее всех семерых приемных детей. «360» узнал подробности этой истории.

    Мальчик из Крыма оказался на пороге смерти от истощения. Его спасла приемная мать — и теперь воюет со всем детдомом

    Сереже из Симферопольского дома ребенка «Елочка» еще нет двух лет, по всем параметрам он больше похож на годовалого. Здоровый рост, вес, умение ходить и говорить, самостоятельно есть и ходить в туалет — всего этого у малыша не было, пока из госучреждения его не забрала приемная мать Ольга Крамная.

    Историю своего седьмого приемного сына женщина рассказывала в Facebook, позже о ней узнали СМИ и дело дошло до уполномоченного при президенте по правам ребенка Анны Кузнецовой. Сейчас в Симферополе, по словам детского омбудсмена региона Ирины Клюевой, создали рабочую группу, которая должна разобраться в ситуации. Но Сереже и его новой маме от этого легче не стало.

    «Дистрофия не проходит за две недели»

    По словам Ольги Крамной, Сережу из детского дома «Елочка» она забрала уже на грани жизни и смерти — счет шел на дни. Главная проблема заключалась в том, что малыш не получал даже надлежащего питания, не говоря уже об уходе.

    «Всегда наступает какой-то момент, точка невозврата, когда организм просто погибает от обезвоживания, нехватки микроэлементов, электролитов в организме. Я успела, ребенку оставалась неделя-две, судя по состоянию, в каком мы попали в больницу», — рассказала Крамная.

    В больнице Сереже поставили диагноз «белково-энергетическая недостаточность (БЭН — другими словами, дистрофия), рахит и обезвоживание». По словам приемной матери, когда они с мальчиком приехали в больницу, врачи даже не смогли взять у него кровь из вены — пришлось буквально по капле выдавливать ее из кисти.

    «Их не поят, чтобы они меньше писались», — объяснила Ольга. Сережа уже четвертый ребенок, которого она забрала из «Елочки», все дети имели разную степень истощения после детского дома.

    За время пребывания в больнице и дома Ольга смогла стабилизировать состояние нового сына, но лечиться придется еще не один месяц.

    «Он сейчас чуть получше стал, но дистрофия не проходит за две недели. Нам придется, наверное, еще полгода как минимум его реабилитировать в плане физического состояния», — объяснила она.

    Спецпитание и развитие

    Исправить состояние, в котором оказался Сережа, можно правильным питанием, заботой и постоянными занятиями. В тот момент, когда Ольга забрала его из детского дома, мальчик не умел ходить — почти в два года Сережа передвигается по квартире исключительно ползком или держа кого-нибудь за руку.

    Но как только у него появилась энергия в теле, он стал вездесущим — ему все интересно, все хочется, он любопытный, крутит головкой, изучает мир. Кормлю я его по 8-10 раз в день, каждые два часа, как полугодовалого ребенка

    Ольга Крамнаяприемная мама Сережи.

    Именно питание стало одной из ключевых проблем в детском доме. По словам Ирины Клюевой, в «Елочке» во время визитов рабочей группы кормили детей исправно — по восемь-девять раз в день. Вопрос в том, что специальный режим питания должен назначать врач-нутрициолог, но такого специалиста в учреждении просто нет.

    «Главный врач говорит о том, что он не предусмотрен штатным расписанием. Будем разговаривать с Министерством здравоохранения о том, как это можно изменить», — сообщила уполномоченный по правам ребенка в Крыму.

    Из-за дистрофии мальчику должны были давать смеси с необходимым количеством белка и различных питательных элементов, так как через обычную пищу организм не может их усваивать из-за истощения. И для каждого ребенка с особенностями должна быть разработана своя диета в соответствии с диагнозом и состоянием. В детском доме «для детей-сирот с заболеваниями центральной нервной системы и психики» — именно так позиционирует себя «Елочка» — должны об этом знать.

    «Концлагерь для детей»

    Ольга Крамная уверена, что в доме ребенка Сереже просто не давали развиваться, все психомоторные рефлексы у мальчика сейчас на уровне полугодовалого ребенка — выбрасывает игрушки из кроватки, хватается за волосы.

    «Это какой-то концлагерь для детей. У них на сайте написано, что их задача прекратить инвалидизацию детей, помочь им нагнать в развитии… Они из моего ребенка сделали инвалида, они хотели сделать из него паллиативного, чтобы получать больше выплат — по таким детям идут дотации, подушевое финансирование», — добавила она.

    Сейчас в деле симферопольской «Елочки» разбираются сотрудники аппарата детского омбудсмена при президенте РФ, группа представителей Минздрава, Минобразования, крымского уполномоченного по правам ребенка. Чиновники установили, что десятки воспитанников этого специализированного дома ребенка, как и Сережа, не получали спецпитания.

    Ирина Клюева уверена — прежде чем выносить вердикты, необходимо дождаться «результатов более подробной аналитики по каждому ребенку».

    «Я думаю, что организационные решения будут приняты, но не я командую министерством. Мы ждем из Москвы конкретного документа, где будет конкретно написано, что, как и почему. Тогда о каких-то мерах и можно будет говорить», — заявила она.

    В пресс-службе прокуратуры Крыма заявили «360», что проверка детского дома продолжается, о ее результатах говорить пока преждевременно. Комментарий руководства самого детского дома «Елочка» получить не удалось.

    Переложить вину

    Пока же Ольга Крамная рассказала «360», что с тех пор, как их с Сережей история «выстрелила», государственные органы не начали помогать семье и оставшимся в детском доме детям. Все случилось совсем наоборот.

    «„Елочка“, как и Минздрав Крыма, покрывающий эту „Елочку“, то пытались перевести это на генетику ребенка, то на то, что он инвалид, хотя инвалидность ему не полагается, то они пытаются на „мать-алкашку“ спихнуть, хотя она вообще тут ни при чем», — рассказала Ольга.

    При этом московская врачебная комиссия, которая обследовала малыша, решила, что инвалидность из-за рождения недоношенным — в семь месяцев — ему не полагается.

    Потом пытались на меня перевести стрелки. Минздрав, не стесняясь, везде в присутствии комиссии говорит, что у меня надо забрать всех моих приемных детей. Минздрав организовал настоящую травлю на мою семью

    Ольга Крамнаяприемная мама Сережи.

    По словам Ольги, Министерство здравоохранения республики и прокуратура усомнились в том, что приемные дети попали в ее семью законно.

    «Я их поднимала, им снимали заболевания, дочке задержку психического развития за год сняли, сыну — расстройство внимания. Осенью другому моему сыну должны снять умственную отсталость — я ребенка забрала, он вообще не разговаривал, сейчас начинает, в 11 лет окончил первый класс — он никогда не учился до этого», — добавила Ольга Крамная.

    При этом в Минздраве республики выпустили заявление о том, что в «Елочке» до этого случая «не случались инциденты, связанные с плохим уходом за детьми, жестоким обращением, проблемами с питанием», тем не менее о начале проверки сообщили.

    По словам Ольги, в одной группе с Сережей члены комиссии увидели еще несколько «спорных» детей. Вопрос заключается в том, что именно привело их к такому состоянию — болезнь или недостаток ухода и лечения?

    «Моя задача — чтобы они наладили уход правильный за детьми, питание специализированное, как это положено», — заключила она.