• 06 февраля 2020, 11:49

    Признать невменяемым. Как в России наказывают убийц принудительным лечением

    Во многих резонансных делах о жестоких убийствах в тот или иной момент появляется подозрение в невменяемости — нормальному человеку сложно понять, как можно хладнокровно лишить жизни, расчленить и жить дальше. Так произошло с делом уктусского стрелка. «360» рассказывает, как меняется приговор, если подсудимого признают невменяемым.
    Признать невменяемым. Как в России наказывают убийц принудительным лечением

    В августе 2018 года в екатеринбургском горнолыжном комплексе Уктус жестоко убили двух девушек. Полиция больше года не могла найти преступника, не было даже зацепок, но в конце 2019-го подозреваемого все же задержали. Теперь матери убитых девушек боятся, что ему удастся избежать наказания. Это может произойти, если стрелка признают невменяемым.

    Подобное решение суда на первый взгляд кажется облегчением для самого убийцы. Ведь если его признают сумасшедшим, то ни о какой тюрьме речи нет. Вот только условия в лечебнице такие же строгие, как в колонии, а помещают туда без срока. И хотя де-юре это нельзя назвать наказанием, де-факто убийцам приходится «отсидеть» сполна. И может, даже больше.

    В тюрьму не посадят

    Если в суде возникает сомнение в психическом здоровье обвиняемого, в дело вступает судебная психиатрическая экспертиза — только она может определить, осознавал ли человек свои действия, совершая преступление. От ее решения во многом зависит и судебный вердикт. Об этом «360» рассказал полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях доктор юридических наук Михаил Барщевский.

    В России судить по закону можно только тех, кто отдает себе отчет в совершаемых действиях. Закон предусматривает, что убийство может произойти по неосторожности — здесь виной человека будет халатность — или с умыслом, прямым или косвенным.

    У невменяемого, не способного руководить своими действиями человека, неспособного отдавать себе в них отчет, нет вины, потому что он не понимает, что он делает. Если нет вины — нет состава преступления

    Михаил Барщевскийзаслуженный юрист РФ.

    Именно поэтому, по словам Барщевского, признанных невменяемыми к уголовной ответственности не призывают, а значит, и приговор им не выносят.

    «Если человек совершил убийство в состоянии, когда он не понимал, что он делает, то его нельзя осуждать за совершение преступления. Потому что он совершил убийство, но не преступление», — добавил Барщевский.

    В юридическом смысле преступление подразумевает, что человек принял решение, «проявил волю» — убить или не убивать. «А если у него не было воли, он не мог принимать решения, если нет сознания… За это не судят», — заключил он.

    Лечение вместо наказания

    Тем не менее на свободе такой человек не остается, потому что он опасен для общества.

    Законом предусмотрена возможность их поместить на лечение в психиатрические больницы закрытого типа. Фактически это та же сама тюрьма, так как сбежать оттуда невозможно. Похуже даже

    Михаил Барщевскийзаслуженный юрист РФ.

    При этом юрист подчеркнул, что принудительное лечение нельзя считать наказанием — это мера предосторожности для охраны общества от последующих действий невменяемого человека. И все же режим в закрытых медицинских психиатрических заведениях очень жесткий, к больному применяют специализированное психиатрическое лечение.

    Больше того, виновному не назначают определенного срока для лечения, как это бывает с тюрьмой. Здесь все ключевые решения остаются за врачами.

    «Когда отправляют в лечебницу, там либо раз в год, либо раз в полгода проводится повторная медицинская комиссия, и если она признает, что человек выздоровел, что далеко не всегда бывает, то его могут отпустить», — объяснил Барщевский.

    Даже после выписки человек должен наблюдаться у психиатра, вставать на учет, как это бывает с людьми, досрочно вышедшими из тюрьмы. Но до этого может и не дойти — часто преступников, направленных на принудительное лечение, могут оставлять в лечебницах пожизненно, если их заболевание не лечится.