• «Власти просто смотрят, как мы гибнем». Лидеры «желтых жилетов» — о цензуре в Facebook и помощи России

    Тяжелые травмы, гранаты и тысячи задержанных. Тринадцатая по счету акция движения «желтых жилетов» в Париже оказалась особенно жесткой. Полицейские, похоже, не отказывают себе ни в чем: против протестующих применили оружие — люди получили тяжелейшие травмы. Рост насилия и перегибы со стороны жандармов признал и глава МВД Франции. Несмотря на отчаяние и жертвы, «желтые жилеты» не намерены отступать. Лидеры движения Бенджамен Коши и Антонио Барбетта в эксклюзивном интервью рассказали «360», почему «жилеты» используют соцсеть «ВКонтакте», чего ждут от России и как убедить французские власти перестать проливать кровь.
    «Власти просто смотрят, как мы гибнем». Лидеры «желтых жилетов» — о цензуре в Facebook и помощи России
    Следующая новость

    Движение «Желтые жилеты» было спонтанным и в прямом смысле «народным» — долгое время оно не имело руководителей. Но со временем лидеры все же появились из-за необходимости вести переговоры с властями, озвучивать требования и выступать от лица всех недовольных экономической политикой Макрона. В роли лидеров сейчас выступают координаторы протестных акций, активисты, ведущие странички в соцсетях, юристы, которые защищают права пострадавших от действий полиции демонстрантов.

    Антонио Барбетта

    лидер «желтых жилетов» — модератор группы «Раненая Франция», представитель интересов пострадавших протестующих

    Жестокость выросла, конечно. Почему? Правительство убедилось, что насилие может дестабилизировать движение «желтые жилеты». Власти этим пользуются.

    Я основал группу в Facebook, которая называется «Раненая Франция» (France Blessée — прим. ред.). В первую очередь наша работа — это составить список всех раненных с 27 ноября, c начала движения «жилетов». Наша задача также — показать, как жестоко действует полиция. Инциденты с насилием жандармов происходят каждую субботу! Каждая акция заканчивается новыми жертвами, кто-то лишается руки, глаза. Ну и, наконец, мы занимаемся организацией мероприятий в память о погибших в ходе акций.

    Сейчас у нас приблизительно две тысячи раненых. Сто человек получили серьезные травмы. Один участник акции потерял глаз. Шесть человек получили очень тяжелые травмы рук, еще двое, включая меня, были покалечены гранатой. Да, раненых много

    Один человек погиб от рук полиции. Это Зенед Редуан в Марселе. Некоторые умерли в результате наезда грузовиков, машин.

    Помогает ли правительство семьям жертв, раненым? (Смеется). Конечно нет, вообще ни в чем! Правительство только наблюдает, как люди гибнут, получают увечья. Помощи никакой.

    Я подал жалобу в декабре на государство и полицию. Но у нас испокон веков подать жалобу против них очень сложно. Во Франции каждый раз находится причина для отказа, чаще всего — отсутствие доказательств. Всего на полицию подано 200 жалоб! Возможен ли диалог с правительством? Я вам уже примерно описал, как это сложно.

    Мы с 27 ноября на улицах, потому что нам надоело платить, надоело выживать, потому что у нас просто нет денег

    С тех пор мы не получили от властей ни одного внятного ответа. Правительство молчит. Оно презирает тех, кто ждет ответа, предпочитает применять репрессии против народа вместо того, чтобы выслушать его.

    Есть жалобы, доказательства, письма, звонки, но это ничего не меняет. Кажется, они затеяли игру, чтобы разделить движение «желтых жилетов» и дестабилизировать его.

    Другие страны могли бы вмешаться, потому что ненормально, когда государство убивает свой народ! Необходимо, чтобы они это сделали. Франция — единственная страна, где были использованы гранаты LBD 40 и GLI F4. Последняя содержит 25 граммов тротила.

    Россия, наверное, тоже могла бы помочь. Правда, не знаю, как именно. Я считаю месье Путина настоящим президентом, ценю его. Чего нельзя сказать о Макроне. Я жду этой помощи. Именно поэтому я открыто разговариваю с зарубежными СМИ. Хочу, чтобы все были в курсе. Вы — наши братья. Как и Канада, например. Надо, чтобы знали все, что у нас тут происходит.

    С учетом той силы, которой обладает Путин, думаю, он мог бы остановить все это, несмотря на все разногласия между Россией и Францией. С учетом давления, которое вы можете оказывать на международное сообщество, думаю, это бы получилось и это было бы хорошо

    СМИ, за исключением нескольких медиа — RT, например, или Mediapart, — работают против нас и на стороне правительства. Коллаборация, манипуляции. Это всегда против движения «жилетов». Стыдно! Они предпочитают дестабилизировать движение, допускают насилие, говорят об арестах, а не о проблемах, которые есть на протяжении последних лет. Да, мы не имеем возможности сказать, что хотим, это всегда искажается в СМИ. ТВ, журналы, управляемые правительством, они говорят о насилии с нашей стороны, а не о причинах протеста.

    И со стороны Facebook существует большая цензура. Мне приходится им пользоваться, потому что все материалы о движении хранятся там. Но аккаунты многих других участников были заблокированы. На прошлой неделе мы подали петицию против цензуры в Facebook.

    Бенджамен Коши

    представитель движения «Желтые жилеты»

    Правительство встало на путь репрессий. Вместо того, чтобы поддержать манифестантов, полиция применяет силу, становится все жестче. Ни на один запрос общественного движения не было ответа. Власть видит, что происходят столкновения между боевиками-провокаторами, которые проникли в ряды демонстрантов, и молодыми людьми — пацифистами. Власть это использует.

    Я понимаю, что на мне большая ответственность. Мы пытаемся избежать бойни. Я просил правительство защитить мирных демонстрантов, просил задержать перед манифестациями всех головорезов, провокаторов, которые известны. Движение должно быть мирным, а боевики его отравляют. С ними можно справиться в рамках закона.

    Последние акции были очень жестокими. Надеюсь на расследование со стороны парламентской комиссии. Она должна разобраться, почему полиция оказалась против манифестантов и насколько к этому причастен глава МВД Кристоф Кастанер, который допустил столкновения между протестующими и крайне левыми. Это первое. Второе — это разбирательство на европейском уровне. Лига прав человека ЕС поставила вопрос перед комиссией ЕСПЧ.

    Российское приложение «ВКонтакте» лично я не знаю. Но среди французов ходит точка зрения, что в целях конфиденциальности и безопасности лучше пользоваться российскими социальными сетями, потому что нет доверия к Facebook

    Думаю, надо работать над прозрачностью во всех социальных сетях. Facebook — вещь очень полезная. И теперь необходимо, чтобы цифровое движение стало политическим. Что я и постараюсь осуществить в ближайшие недели.

    Я верю, что надо разговаривать. Мы начали диалог с французскими властями. Я встретился с премьер-министром в начале декабря, чтобы обменяться предложениями, чтобы попросить его вновь присмотреться к французской налоговой системе, чтобы быть уверенным в том, что люди, которые работают, смогли бы зарабатывать больше. Чтобы остановить все эти социальные и налоговые мошенничества, которые отнимают много денег у нашей экономики. Есть примерно два миллиона карт Vital, которые используются, чтобы финансировать иностранцев вместо французов. Все очень просто: надо возвращать деньги и делать так, чтобы пенсионеры и рабочие жили лучше.

    Наше движение выше политики — есть крайне левые, правые, центристы. Некоторые французы, в том числе и я, не хотят, чтобы Франция зависела от Европейского союза, хотят быть хозяевами своей судьбы.

    Многим «жилетам» свойственны более правые взгляды, мы защищаем французские традиции, хотим, чтобы страна могла правильно распоряжаться своим бюджетом на суверенных началах, как делают русские в своей стране, например

    В самом начале люди вышли, чтобы высказать недовольство налоговой политикой правительства, которая не устраивает людей. Они испытывают финансовые проблемы, коммерсантов тоже обложили неподъемными налогами. «С нас хватит», — сказали люди и вышли на улицы.

    Президент и правительство остались глухи к требованиям людей, поэтому движение выросло в силе и требованиях. Мы хотим больше социальной справедливости, демократии. А нынешнее правительство на зарплате у президента не слышит просьб людей, которые хотят реформ.

    Следующая новость