• Видео раздора: трансляция массового убийства в Новой Зеландии как инструмент геополитики

    Террорист Брентон Таррант неслучайно вел онлайн во время нападения на мечети — видеоролик должен был стать инструментом вербовки новых праворадикалов. Кошмарный «фильм» и правда может превратиться в эффективное оружие пропаганды, но вовсе не той, о которой мечтал ее создатель. Как разрядить эту «атомную бомбу ненависти» — размышляет колумнист «360».
    Видео раздора: трансляция массового убийства в Новой Зеландии как инструмент геополитики | Изображение 1

    Вооруженный до зубов стрелок, отпускающий шутки и рекомендующий подписаться на популярного блогера в промежутках между беглой стрельбой по кричащим от ужаса людям — так выглядит уродливое лицо терроризма 2.0.

    Теракт в Новой Зеландии из тех событий, что меняют историю — его долгоиграющие эффекты на наше общество еще только предстоит предсказать и изучить. Одно можно сказать точно: высвобожденная кровавым убийцей энергия ненависти может оказаться поистине разрушительной.

    Самое страшное — это количество усилий, вложенных ультраправым боевиком в свой «блокбастер». Лишенный эмпатии монстр не просто расстрелял десятки людей, включая женщин и детей, но и превратил их гибель в вирусный ролик, своеобразную рекламу для рекрутирования радикалов.

    Показная жестокость

    Алгоритмы Facebook не смогли предотвратить прямую трансляцию теракта. На протяжении 17 минут Таррант отправлял в Сеть кадры со своей нашлемной камеры GoPro. Потом их удалили, но отрывки из записи атаки на мечети буквально затопили соцсети.

    После своего провала, ставшего тяжелым ударом по и так небезупречной репутации компании, Facebook отчитался об удалении аж полутора миллиона видеороликов, содержащих кадры расстрела в мечетях. Удаляют их и другие крупные платформы от Youtube до «ВКонтакте».

    Но предать их полному забвению вряд ли получится. Стрелку из Крайстчерча удалось ударить в подбрюшье интернета. Многочисленные критики действий IT-компаний как будто не знают или игнорируют негласный принцип: «что попало в интернет, останется там навсегда».

    Можно сколько угодно ругать интернет-сервисы за нерадивость, но секрет их неудачи вполне объясним: крайне сложно цензурировать огромный поток пользовательского контента, особенно когда приходится бороться с популярным контентом, который не зря называют вирусным за скорость распространения.

    Сделав свой онлайн доступным для пользователей, Таррант почти в буквальном смысле вылил яд в водопроводную систему. Копии гнусного видео никогда не будут до конца стерты — они продолжат бесконечно всплывать в закрытых группах соцсетей, чатах мессенджеров и других труднодоступных местах.

    Положение усугубляется тем, что видео публикуют не только сетевые хулиганы. Пока вся индустрия цифрового мира объединилась ради удаления запятнанного кровью контента из своих систем, в Турции его показывает лично глава государства.

    Кровь и политика

    Видеоролики массового убийства в Новой Зеландии подверглись цензуре во всех мировых СМИ и крупных соцсетях, и только в Турции их показывают в прямом эфире национального телевидения.

    Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган не только разрешил показать фрагменты нападения террориста на мечети, но и сопроводил их собственным комментарием. Они были показаны во время его выступления на митинге сторонников действующей власти.

    Эрдоган рассказал, что Таррант посещал Турцию с неизвестными целями по крайней мере два раза. Он также объявил, что вместе со всеми мусульманами мира турки стали мишенью исламофобии. Вот только примечательная деталь: кадры жуткого расстрела были совмещены с высказываниями местной оппозиции.

    Видео раздора: трансляция массового убийства в Новой Зеландии как инструмент геополитики | Изображение 2
    Источник фото: РИА «Новости»/Валерий Мельников

    Опытный политик, не раз примерявший на себя роль защитников всех мусульман, в том числе европейской диаспоры выходцев из Турции, Эрдоган не стал ждать, пока улягутся страсти и пройдет первая, самая острая реакция на случившееся. Следуя принципу, «куй железо, пока горячо», он без зазрения совести использовал чужую трагедию в ходе внутриполитической борьбы.

    Власти Новой Зеландии уже возмутились использованием ролика и отметили, что оно ставит под угрозу безопасность жителей страны за границей, пишет Washington Post. Но иначе, как заявлением, повлиять на главу большого и влиятельного государства они не могут.

    Стоит напомнить, что президента Турции называют консерватором и умеренным исламистом, при этом он сам не гнушается обвинять своих оппонентов в расизме и фашизме, даже когда ему предъявляют претензии чисто экономического или политического свойства.

    Ошибка радикала

    Можно сказать, ультраправый стрелок забил гол в собственные ворота. Бахвалясь в своем манифесте готовностью убить Ангелу Меркель и Эрдогана, а также смело заявляя, что его сторонники превратят Стамбул обратно в Константинополь, праворадикал запустил крайне опасный маховик обратной реакции.

    «Наших бьют!» — древний, но крайне эффективный призыв, часто затмевающий любые доводы рассудка. Теперь на любые упреки в политизации ислама Эрдоган и другие авторитетные лидеры схожих взглядов будут кивать на теракт в Новой Зеландии.

    И если бы только политики. Если раньше радикальные исламисты вербовали новичков с помощью видеозаписей жестоких казней «неверных», теперь в арсенале пропагандистов может появиться новый эффективный способ вербовки. Причем появился он благодаря фанатику, считающему себя врагом мусульман.

    Увы, не прошло и недели, как последствия одного из самых задокументированных массовых убийств в истории уже негативно влияют на геополитическую ситуацию в разных точках мира. Выпуская пули под запись, убийца стрелял не только в своих жертв, но и во всех людей, стремящихся разрешить мирным путем трения между разными культурными и религиозными группами.

    Как обезвредить заложенную им и подобными ему атомную бомбу ненависти? Рецепт пока не очевиден, но уж точно одной цензурой кровавого видео не обойдешься — похоже, уже никакой алгоритм не сотрет его из Сети и людской памяти.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.