facebook_pixel
  • 06 августа 2021, 14:24

    Появились первые версии побега из истринского ИВС. Без посторонней помощи едва ли обошлось

    Из истринского изолятора временного содержания сбежали пятеро заключенных, среди них подозреваемый в убийстве «колбасного короля» Владимира Маругова. Беглецы скрутили замок камеры гаечным ключом, но шума никто в ИВС не слышал. Единственным вариантом побега специалисты считают сговор с сотрудниками.

    Появились первые версии побега из истринского ИВС. Без посторонней помощи едва ли обошлось

    В ночь на 6 августа из изолятора временного содержания (ИВС) в Истре сбежали пятеро заключенных: четыре выходца из Молдавии, подозреваемые в краже, и киллер Александр Мавриди, подозреваемый в убийстве «колбасного короля» Владимира Маругова. Бизнесмена застрелили из арбалета на собственной даче под Истрой в ночь на 2 ноября 2020 года.

    Побег со взломом

    По данным Telegram-канала «112», около 22:00 5 августа Мавриди перевели из одной камеры в другую, где уже были шесть человек. Почему опасного заключенного решили переселить незадолго до конца срока пребывания в ИВС, неизвестно.

    Побег удался якобы благодаря тому, что дежурный забыл закрыть форточку для кормления, а в камере по неизвестным причинам оказался гаечный ключ, которым заключенные скрутили гайки с замков. Причем шума почему-то не слышали ни сотрудники ИВС, ни другие заключенные.

    Криминалист, бывший оперативный сотрудник МВД Михаил Игнатов заявил «360», что в такую версию побега верится с трудом. По его словам, охрана современных изоляторов временного содержания не дает шанса заключенному просто взломать замки условной отмычкой и незамеченным выйти с территории.

    Коридор оснащен двумя дверьми: мощной тяжелой металлической дверью и решетчатой — тоже с запирающимся замком. Причем, не открыв одну дверь, ты не откроешь другую — там сложный процесс открытия, замки сложные, которые какой-то отмычкой или заколкой открыть невозможно

    Михаил Игнатов.

    При этом на остальных дверях следов взлома якобы не обнаружили, значит, их должны были открыть ключами, которые есть только у сотрудников изолятора.

    «Вариант только один — когда откроют дверь сотрудники изолятора. Потому что при современной технике, охране, средствах защиты вариантов бежать практически нет. Я могу только предположить, что там имела место коррупционная составляющая, что дежурная смена была все-таки куплена», — добавил Игнатов.

    Главный подозреваемый сейчас — дежурный, который перевел Мавриди в другую камеру и якобы забыл закрыть окошко для кормления. Против него уже завели дело о превышении должностных полномочий.

    Система охраны

    Исходя из официальной версии побега, Мавриди и его подельники свободно прошли через весь изолятор временного содержания и покинули его территорию. Но, по словам Михаила Игнатова, случайно такое случиться не может.

    Везде установлена сигнализация, камеры на всех дверях. Обязательно при вскрытии любой двери, проходящей из коридора, срабатывает сигнализация. Изображение с камер передается на пульт дежурного, который в режиме реального времени наблюдает, что происходит. То есть там невозможно проскочить незамеченным

    Михаил Игнатов.

    Несмотря на это, ни одна камера, кроме находящейся на частном доме неподалеку, их не засекла. Сотрудница, которая должна была следить за происходящим на пульте дежурного, по некоторым данным, вышла в комнату отдыха в другом отсеке и не имела доступа к камерам.

    Более того, пропажу пятерых заключенных обнаружили только спустя полтора часа. Сокамерники, по мнению полковника внутренней службы ФСИН в отставке Василия Макиенко, к этому времени уже могли уехать или же, наоборот, залечь неподалеку, если кто-то из них был знаком с местностью.

    «Все эти обстоятельства говорят либо о полном развале работы в изоляторе, либо сговор какой-то был. Откуда гаечный ключ в камере? Там же еще ворота сломали — где сотрудники были? Из ИВС же на ночь они не уходят, круглосуточно происходит несение службы», — заключил он.

    Помимо камер и системы замков в изоляторах временного содержания, как и в СИЗО, постоянно проходят обыски заключенных, а специально обученные оперативные сотрудники должны выявлять любые намерения бежать или совершить новое преступление. Сами камеры располагаются на достаточно большом расстоянии друг от друга, так что переговоры между заключенными в разных помещениях невозможны.