facebook_pixel
  • 24 февраля 2021, 18:57

    «Гнилая кровь». Родители студентки борются против мягкого наказания для убийцы и равнодушных полицейских

    Больше года назад в Кемерове мужчина до смерти забил свою бывшую девушку, приехавшую забрать свои вещи. Соседи не раз звонили в полицию — студентка Вера Пехтелева кричала и просила о помощи. Но наряд приехал только после того, как соседи выломали дверь и обнаружили труп. Убийцу судят, но общественность обеспокоена: статья слишком мягкая, он может выйти досрочно. Будет и процесс над халатными полицейскими, но и их преступление почему-то квалифицируют без отягчающего.

    Кемеровчанин Владислав Канюс убил свою 23-летнюю подругу Веру Пехтелеву 14 января 2020 года. Около пяти утра, по данным правоохранителей, к ним начали поступать звонки от соседей — девушка кричала и звала на помощь в одном из помещений общежития Ленинского района. Однако в МВД на звонки не отреагировали: сначала не было свободных машин, а освобождавшиеся уезжали на другие вызовы.

    «Четыре раза ударил и задушил»

    По словам дяди погибшей Владимира Пехтелева, в суде Канюс описывал убийство так: четыре раза ударил, потом задушил, но не хотел убивать. При этом в отчете судмедэксперта число ранений достигало 56, а соседи и даже сотрудники кол-центра, принимавшие вызовы из общежития, говорили о том, что все продолжалось не один час.

    Владимир Пехтелев рассказал «360», что сперва полиция даже начала шевелиться: стали заполнять журнал происшествия, дальше освободившийся наряд должен был поехать на помощь девушке, которую методично избивал подвыпивших экс-бойфренд.

    «Дальше почему-то через 15 минут поступает еще один звонок в 112, в котором говорится, что „мирный“ труп обнаружен. И сотрудники полиции направляют наряд на „мирный“ труп, а не на человека, который просит помощи», — сказал Владимир Пехтелев.

    Адвокат стороны потерпевших Илья Большаков добавил в разговоре с «360», что экспертиза подтвердила: увечья погибшей наносили в течение продолжительного времени, убийца несколько раз менял «орудия пыток» — от кулаков до ножа и провода от утюга, которым в конечном счете Канюс и задушил Веру.

    На протяжении трех с половиной часов издевался, глумился, убивал ее, наслаждался ее болью. В конце не смог добить и задушил. Но там еще вопрос, даже судмедэксперт не может сказать, то ли она погибла от отека головного мозга, то ли от удушья, удавления

    Евгений Пехтелевотец погибшей Веры Пехтелевой.

    О готовящемся преступлении, по версии следствия, знал и брат убийцы. Владимир Пехтелев рассказал, что в ночь перед убийством Канюс звонил брату в Новосибирск, чтобы поделиться планами мести. Девушка разорвала отношения и должна была забрать свои вещи. Брат Канюса с другом специально взяли машину, чтобы приехать в Кемерово, но в полицию о намерениях мужчины сообщать не стали.

    «У меня вопрос к брату: почему он не додумался просто позвонить в 112? И на протяжении двух-трех часов полиция среагировала бы. Понятно, у нас полиция очень долго ехала, не реагировала, бездействовала — я не знаю, как это можно назвать, но факт налицо: ребенка можно было спасти», — уверен Владимир Пехтелев.

    Соседи во главе с братом Канюса взломали дверь его комнаты в общежитии. Именно у него оказался лом, как объяснил «360» житель, помогавший вскрывать дверь.

    «Брат родной того, кто убил, был с ломом, мы помогали ему. Подготовился заранее, знал уже, что так будет», — отметил очевидец.

    Причем больше часа девушка кричала так громко, что на девятый этаж люди приходили даже с пятого. Один из очевидцев рассказал «360», что соседи достаточно долго стояли у двери и не понимали, что делать. Полиция все не ехала.

    «Это двоякая ситуация, мне кажется, ничего бы уже не помогло. Конечно, [полицейские] долго ехали, тоже так нельзя. Когда уже сказали: „Все, человека нет“, сразу набежали, как обычно», — объяснил он.

    Когда соседи зашли, девушка лежала на полу уже мертвая. Канюс сидел в ванной и пил водку.

    «Демон, который убил мою дочь»

    В семье Пехтелевых отношение к Владиславу Канюсу было давно утвердившимся и негативным. Отец Веры называет его не иначе как демоном и вспоминает, что просил дочь не общаться с этим юношей.

    «Его отец — самоубийца. Жил со мной в одном доме, застрелился из охотничьего ружья из двух стволов, голова с плеч слетела. Застрелился из-за того, что своровал телефон в магазине, его поймали, завели уголовное дело. В православии это вообще считается гнилая кровь. Поговорил с ней — она, наверное, стала скрывать его от меня», — рассказал Евгений Пехтелев «360».

    Оксана Пехтелева тоже была против отношений дочери с Канюсом и объясняла, что в семье категорически не принимали существования мужчины в жизни Веры.

    Когда Вера приняла решение, что [Канюс] не герой ее романа (как будто розовые очки ребенок снял), мы вздохнули с облегчением, что наконец-то ребенок понял, что это чудовище не должно находиться рядом с ней

    Оксана Пехтелевамать погибшей Веры Пехтелевой.

    Но облегчение было преждевременным. О случившемся с дочерью, по словам Оксаны, родители узнали только спустя сутки: знакомые просто боялись позвонить и рассказать. Так что обо всех зверствах приходилось читать в протоколах полиции.

    Халатных правоохранителей, не приезжавших на вызовы, родители рассматривают исключительно как пособников этого преступления. Сам же Канюс на суде ни разу не попросил прощения и не высказал раскаяния из-за случившегося. Ни с прессой, ни с родителями бывшей девушки он не общается. По некоторым данным, Канюс уже был судим за грабеж.

    Статьи без отягчающих

    Илья Большаков в разговоре с «360» отметил, что сейчас убийцу Веры Пехтелевой обвиняют по части 1 статьи 150 УК РФ — просто в убийстве, хотя в рамках предварительного расследования было доказано, что преступление совершалось с особой жестокостью. В марте 2020-го следствие согласилось переквалифицировать преступление на более тяжкое, максимальное наказание с 15 лет увеличилось бы до пожизненного заключения.

    Но в октябре 2020 года по неизвестным нам обстоятельствам заместитель руководителя Следственного комитета отменяет постановление следователя как незаконное, абсолютно никак не мотивируя, указывая, что особой жестокости нет, в связи с чем что имеем, то имеем: часть 1 статьи 105

    Илья Большаковадвокат потерпевших.

    Родные Веры Пехтелевой с такой квалификацией дела категорически не согласны. Отец девушки Евгений уверен, что статья и вовсе расстрельная, в Советском Союзе за такое преступление приговорили бы к смерти. Но раз сейчас таких вердиктов больше не выносят, убийце должны дать не меньше пожизненного.

    «Я бы, наверное, своими руками лишила его жизни, но это противозаконно. Поэтому я хочу, чтобы он сидел пожизненно», — добавила мать Веры Оксана Пехтелева в разговоре с «360».

    Более того, от сурового наказания могут уйти и те люди, которые позволили Вере Пехтелевой погибнуть. Несмотря на многочисленные звонки в полицию, по словам адвоката, «ни группа, ни даже участковый не явился в установленный период времени».

    Тем не менее 26 февраля суд над двумя правоохранителями — майором Михаилом Балашовым, отправившимся отдыхать, несмотря на неотработанные вызовы, и принявшим у него смену капитаном Дмитрием Тарицыным — будет рассматривать их преступление просто как халатность — без отягчающей квалификации «повлекшая смерть», добавил адвокат. Тогда полицейские могут отделаться штрафами и избежать уголовных сроков.