facebook_pixel
  • 21 марта 2019, 14:42

    Вчерашний снег. ВЦИОМ узнал о главных претензиях покупателей

    Ими оказались жалобы на просроченные продуктовые товары в магазинах.

    Вчерашний снег. ВЦИОМ узнал о главных претензиях покупателей

    Оказалось, что 47% покупателей считают это нарушение наиболее частым. Исследования проводились «ВЦИОМ-Спутником» 14 марта методом телефонного опроса респондентов старше 18 лет. На звонки ответили 1600 человек как по мобильной, так и по стационарной связи. Вероятность ошибки не превышает традиционных 2,5%.

    По существу, речь идет о продуктовых товарах, выложенных на прилавки магазинов, о которых вполне можно было бы сказать как о вчерашнем снеге: вроде бы был когда-то, но никому уже не нужен. Его время ушло безвозвратно. Но если снег просто стаял и забылся до следующего снегопада, то о товарах, за которые заплачены кровные денежки и который вы принесли на свою кухню или в столовую, забыть уже не даст собственное здоровье. Бывает, что сильно повезет и, кроме нескольких незапланированных визитов в туалет, ничем дурным это все не кончится, но случается и так, что дальше покупатель уже попадает в другую статистическую категорию исследователей — в область здравоохранения. Обидно еще и то, что за все страдания сам же и заплатил. Получается, что дважды: сначала деньгами, а потом здоровьем. Неплохой гешефт для продавца.

    Как это происходит? Путей несколько. Все они не слишком законны, но и как будто не выглядят криминальными. Просрочен товар. Девать его некуда. Разве что сбыть. Желательно оптом и поскорее. Один из самых действенных способов — продать мелким торговцам на перекрестках дорог или в селениях с не очень состоятельным людом. Для них, дескать, и так сойдет. Что там будут делать с санитарными сертификатами мелкие жулики, оптовый продавец просроченных продуктов не интересуется. Он его уже списал. Прибыль поделили заранее.

    Другой способ: объявить чуть ли не благотворительную акцию и выкинуть товар на прилавок с «почти» честным предупреждением о сбросе цены. Иной раз, даже глядя в глаза покупателю, объяснить, что ограничение на продажу ошибочное, а рядом выложить точно такой же товар (но не просроченный) с необычайно высокой ценой. Покупателями просроченного товара обычно являются несостоятельные люди или те, кто априори не верят в добрую волю санитарных инспекций. Все они, дескать, связаны друг с другом — не дали «на лапу», вот и ограничили срок продажи. Это самая грубая ошибка из всех, разубедить в которой сможет в конечном счете только врач, когда пропишет лекарства от желудочных болей, расстройства печени, почек, поджелудочной железы и даже в связи с неожиданными кожными заболеваниями. Тут почти полная энциклопедия болезней может пригодиться. А если уж этот продукт достался маленькому ребенку, то и прогнозировать ничего не хочется. Это и есть реальная цена просроченного продукта. Существуют и другие способы впарить товар покупателю, например, расфасовать по-другому, вскрыть упаковки и передать для обработки в цех полуфабрикатов, выпечки или еще какого-нибудь готового блюда. Но результат будет тот же самый как для продавца, так и для покупателя.

    Все эти хитрости с «утруской и усушкой», на которые буквально заточены лукавые жулики от прилавка, не единственное, что обращает на себя внимание покупателей. Исследователи ВЦИОМ задали еще несколько вопросов респондентам. 40% покупателей известно, что торговые сети не предоставляют товаров и услуг надлежащего качества даже в том случае, если речь не идет о просроченных продуктах. «Цена — качество» — вот лучшая характеристика легко сбываемого, совершенно безопасного товара. Но то и другое вдруг становится проблемой либо в области цены, либо, что еще хуже, качества. 33% респондентов сталкивались с обсчетом и обмером, хотя в сравнении с 2010 годом таких оценок стало заметно меньше. Тогда на это жаловалось 46% опрошенных.

    Припоминаю, как еще в стародавние времена на Бутырском рынке (задолго до его реконструкции), уставленном непромытыми столами, хитрый кавказец в кепке-аэродроме просовывал свой крючковатый палец под тяжелые чугунные весы и продавал подслеповатым интеллигентным старушкам старого московского района дорогие фрукты в два раза дороже. Продавец с лукавыми глазами и кривой усмешкой просто надавливал на какую-то детальку под весовой тарелкой — и вместо того, чтобы остановиться на полкило, сколько в действительности весил южный фрукт, стрелочка переползала на риску в один килограмм. Старушка, тяжко вздыхая, платила, а продавец потирал руки и бойко пересчитывал ее кровные рублики. Одного такого я просто поймал за эту самую нечистую лапу, пожалев пожилую доверчивую покупательницу. Шум поднялся невообразимый. Меня чуть ли не обвинили в шельмовании честного торговца — щедрого гостя столицы.

    Сейчас обвес делается с помощью электронных, а не чугунных весов и не столько на рыках, сколько в магазинах. С этого имеют все: продавцы, кассиры, грузчики и хозяин. Накопившуюся незаконную выручку делят в конце дня по заранее оговоренным пропорциям влияния и заслуг. Так что эти 33% респондентов абсолютно правы, когда отмечают это одним из главных нарушений на бойкой ниве потребительского рынка. Тут уже нет такой приметы, как кавказский или азиатский гость, неважно и то, чем он или она прикрывает свою хитрую голову, потому что инновации действуют не только в пользу покупателей, но нередко и во вред им. Жулик приспосабливается к любой технике — от элементарных чугунных весов до сложных электронных, похожих на космический прибор. Он остается верен только своей лукавой натуре, нашей невнимательности или даже просто безразличию.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/03/31386_RIAN_2468369.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»

    По результатам исследований ВЦИОМ стала ясна и еще одна проблема, которая, вообще-то, скорее, относится к тайне Полишинеля. 32% респондентов (они же покупатели) не очень довольны компетентностью и вниманием торговцев. В 2010 году таких было даже меньше — всего 20%. Что же произошло? Видимо, в торговлю втекло такое количество циничных, малокультурных и нравственно незрелых работников, что вместо того, чтобы цивилизовать эту сферу деятельности, они ее сделали еще менее привлекательной. Помните насмешливую фразу о ненавязчивом советском сервисе? Советского уже очень давно нет, а пресловутая «ненавязчивость» не только осталась, но и возросла, возмужала. ВЦИОМ это смело констатировал.

    Есть еще один показатель, который обратил на себя внимание исследователей. Это так называемое необоснованное завышение цены. На это сетуют более четверти опрошенных, а точнее 26%. Но что такое «необоснованное повышение»? Где искать ответственных за это и не те ли, кто почему-то устанавливает цену сверху, сами и провоцируют ту самую «необоснованность»? Это тот классический случай, когда, по мнению хитрого раввина из старого, бородатого анекдота, оба правы. В этом случае контроль не за покупателем, который не может знать точно, что обоснованно, а что идет от жульничества, а за государственными ревизорами, если такие вообще еще существуют. Очень субъективная, однако, позиция. В ней все же больше политики, чем карманной в прямом, нелицемерном смысле экономики. Но тут уже действует другая позиция в исследованиях, а именно: в сравнении с 2010 годом (9%) покупатели недовольны своей информированностью о товарах и услугах в 2018-м (уже 21%). Более чем вдвое больше. И это при том, что как раз средства информации претерпели самые инновационные изменения.

    Значит, это кому-нибудь нужно? Когда-то Владимир Маяковский задал этот вопрос по иному поводу — о звездах, но он вполне актуален и в этой, совсем уж земной области. Во всяком случае, именно жители городов-миллионников чаще других населенных пунктов, по выводам ВЦИОМ, сталкиваются со всеми этими проблемами. При этом 69% покупателей знают о том, что их права защищены законом. Это тоже сравнивают с 2010-м годом в пользу 2018-го (с 11 до 16%). Тех, кому вообще ничего об этом не известно, стало заметно меньше (с 20 до 12%). Однако в 2010 году знали, куда обращаться за правдой, 38% покупателей, а в прошлом году их число сократилось до удивительных 8%. В числе охранников покупательских интересов называют и Общество защиты прав потребителей, и Роспотребнадзор, и суды, и полицию, и администрацию населенных пунктов (по мере убывания доверия от 54 до 10%). Но не идут. Долго, дорого, быстро теряет актуальность мелкая покупка и даже сам обман, если только у конкретного случая не наступили печальные последствия. А об оперативной реакции контролеров, видимо, даже и не догадываются, что очень на пользу торговцам вчерашним снегом.

    Почему-то еще и забывают, что в сравнении с весьма уже далеким прошлым очереди выстроились не из покупателей, а из продавцов. Это и называется здоровой конкуренцией, которой нужно пользоваться, а не становиться ее жертвой, в чем и заключается потребительский абсурд нынешних времен.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик