facebook_pixel
  • 04 июля 2018, 21:57

    «В нашей стране это считается наркотиком, а в Европе — лекарством». Москвичку судят из‐за препарата для сына

    В Москве решается судьба матери‐одиночки, которая может получить срок за попытку продать переставшие ей быть нужными лекарства. Речь идет о трех микроклизмах с диазепамом — веществом, не сертифицированным в России, но так необходимом детям с эпилепсией. «360» разбирался в ситуации.

    «В нашей стране это считается наркотиком, а в Европе — лекарством». Москвичку судят из‐за препарата для сына

    У Екатерины Конновой двое детей. Ее младший сын Арсений тяжело болен от рождения: уход и внимание матери ему необходимы 24 часа в сутки. Одно из длинного списка заболеваний — эпилепсия. У мальчика по несколько раз в день случаются судороги, от которых хорошо помогает микроклизмы с диазепамом. В свободной продаже их нет. Поэтому родители, которым они необходимы покупают их через специальные форумы в Интернете и мессенджеры.

    Так же поступила и Екатерина, но через какое-то время лекарство перестало действовать, и оставшийся запас она решила продать. Женщина воспитывает двоих детей одна, поэтому финансовая ситуация обстоит не лучшим образом. Так она решила вернуть хоть часть денег. Покупателями, которых она нашла в Сети, оказались сотрудниками полиции, которые таким образом успешно провели оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка». В итоге в отношении женщины было возбуждено уголовное дело по статье «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств или их аналогов». Екатерине грозит от четырех до восьми лет лишения свободы.

    В случае если судья вынесет обвинительный приговор, то маленький Арсений окажется в интернате для инвалидов, а его старший брат в детском доме. Даже условный срок может иметь серьезные негативные последствия для судьбы этой семьи: будут проблемы с приемом на работу и выездом за границу с целью лечения мальчика.

    Об этом всем написала на своей странице в Facebook Лида Мониава — сотрудник хосписа «Дом с маяком», который помогает Екатерине Конновой ухаживать за Арсением. Многие пользователи высказали свое недовольство действиями полиции.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/07/6217_QIP_Shot_-_Screen_287.png
    Источник фото: Facebook

    Нашлись и те, кто все-таки занял сторону закона.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/07/6218_QIP_Shot_-_Screen_288.png
    Источник фото: Facebook

    Ее поддержала репостом учредитель фонда «Вера» Нюта Федермессер, сопроводив его обращением к высокопоставленным представителям власти и фразой «Милосердие выше справедливости».

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/07/6215_QIP_Shot_-_Screen_286.png
    Источник фото: Facebook

    «360» связался с председателем Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов Юлией Камал. Она заняла точку зрения противоположную выше изложенной. «Мы ведем порядка 20 групп в Whatsapp, где категорически запрещаем не просто продажу лекарств через наши группы, а даже передачу безвозмездную лекарственных препаратов. Вы знаете, что оборот лекарственным препаратов только чрез аптечную сеть?! И поэтому мы не позволяем, ни родителям, ни сами не участвуем в таких вещах, тем более, что это препарат особой группы учета», — объяснила наш эксперт, — «Мы уголовных дел не сопровождаем и не ведем, если бы мама сама обратилась к нам, то мы бы думали, как ей помочь». Женщина призналась, что ей жалко мать Арсения.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/07/6225_RIAN_2442239.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Максим Богодвид

    Сотрудница пресс-службы хосписа «Дом с маяком» Софья Харькова подтвердила нам, что Арсению оказывается помощь. Организация уже четыре года работает с его семьей. «У нас сейчас строится и уже скоро должен открыться стационар, но пока, как и во многих других странах мира, мы прежде всего являемся выездной службой помощи, так как считаем, что дети должны жить дома, рядом с родителями, с любимыми и прочее», — добавила собеседница «360».

    Я продавала не наркотики, а продавала лекарства, которое купирует приступ у детей. Никакой корысти у меня не было: я не увеличивала цену, а уменьшила цену, чтобы помочь какой-нибудь матери, которая также ищет эти лекарства, как и я в свое время их искала

    Екатерина КонноваМать Арсения

    Харькова придерживается точки зрения, что если Екатерина отправится в тюрьму, то Арсений погибнет. «…с ним случаются эпилептический приступы, судороги, и прочее, прочее, которое нужно снимать. Кормить его нужно через гастростому, — аргументировала позицию хосписа женщина, — у государственных заведений, куда попадают дети, когда родители садятся в тюрьму, мы считаем, нет возможности такой уход качественно оказывать.

    «360» удалось поговорить с самой Екатериной. Она рассказала, что на самом деле Арсений родился здоровым. Изначально это были двойняшки. Да, они родились недоношенными, но весили по отдельность больше килограмма. Их должны были выходить. Но первые шесть часов после появления на свет врачи не подключали их к аппарату искусственного дыхания. А в возрасте 26 недель ребенок не может сам дышать. В результате один малыш умер, а его брат вынужден жить с жесточайшими последствиями длительной асфиксии.

    Первые два года жизни Арсения Екатерина провела с ним в больнице. Она не могла забрать сына домой, так как у нее не было оборудования для ухода за ним: да, мальчик серьезно болен — даже питается с помощью дополнительных приспособлений. Все необходимое у нее появилось благодаря фонду «Вера», которому женщина безмерно благодарна. Она говорит, что именно эта организация помогает ей получать всю причитающуюся по закону помощь.

    Женщина признается: она не знала, что согласно нормативным актам продает наркотики, и тем более у нее не было намерения извлечь из этого выгоду. «Самое интересное, что в нашей стране это считается наркотиком, а в Европе это считается лекарством, которое купирует приступы. И каждая мама в Европе, у которой есть паллиативные дети или эпилептики, нуждающиеся в этих лекарствах, они свободно покупают их», — заверила Екатерина.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/07/6243_RIAN_1277971.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Сергей Мамонтов

    Я пока не сотрудничаю с наркологом, чтобы он мог нам показать, сколько таких диазепамовых клизм нужно было бы применить взрослому мужчине, чтобы получить какой-то наркотический эффект от этого.

    Юрий МанукянАдвокат Екатерины

    Адвокат Екатерины Юрий Манукян рассказал «360», что сейчас он с ней занимается, тем, что пытается поговорить с начальниками полиции, чтобы обратить их внимание на то, что состава преступления в деле мамы Арсения нет. Женщина не знала, что она продавала наркотики, корысти здесь тоже не было, потому что цена, которую запрашивала Екатерина, была ниже той, которую она сама заплатила. Плюс ко всему, в группу мам детей эпилептиков, где она и нашла покупателя, женщина заходила со своего аккаунта и в дальнейшем пользовалась своим телефоном, что было бы странно для преступника.

    Юрист отметил, что с точки зрения статистики полицейские отлично справились со своей работой — в кратчайшие сроки раскрыли особо тяжкое преступление, только пойманный мало похож на настоящего наркоторговца.

    «Мы будем обжаловать решение следователя о возбуждении уголовного дела, требовать прекращения уголовного дела. Рассчитываем, что до суда не дойдет», — подытожил Юрий Манукян.