facebook_pixel
  • 31 марта 2021, 16:43

    Стрелок из Новых Вешек позволил зайти в дом только через свой труп. Его упорство объяснили

    Стрелок из Новых Вешек так и не сдался силовикам живым — он предпочел умереть в горящем доме. О хранящемся у пенсионера оружии знали практически все в округе, а соседи называли его криминальным авторитетом. Специалисты считают, что за вооруженной обороной погибший мог пытаться скрыть более серьезные преступления.

    На протяжении восьми часов 30 марта 61-летний житель поселка Новые Вешки в Мытищах Владимир Барданов отстреливался от силовиков. В ход шли боевые гранаты и огнестрельное оружие самых разных мастей. Сначала пенсионер взял в заложники членов семьи, но потом отпустил.

    Чтобы не попасть в руки правоохранителей, он подорвал лестницу в собственном доме, отрезав себе все пути отступления. В итоге мужчина умер в своей крепости — пожар начался после подрыва лестницы и попадания в дом еще нескольких снарядов.

    Эхо 90-х

    После того, как перестрелка прекратилась и пожарные сумели потушить особняк Барданова, туда зашли силовики. В доме обнаружили внушительный арсенал: как зарегистрированное на владельца охотничье оружие, так и обычное боевое, лицензий на которое у пенсионера не было. Среди груды обломков специалисты сумели опознать пулемет и автомат Калашникова, несколько десятков боевых гранат, ППС, ручной пулемет ДП-27, коробки с боеприпасами и многое другое.

    Почему Владимир Барданов решил отстреливаться от представителей охраны порядка и в итоге предпочел расстаться с жизнью, а не встретиться с правосудием, предстоит разобраться следствию. Силовики приехали к пенсионеру после жалоб соседей на стрельбу, а на руках у них было только постановление на обследование и осмотр жилого помещения. Стрелку уже назначили посмертную психиатрическую экспертизу, при жизни на учете он не состоял.

    Криминалист Михаил Игнатов уверен, что причин поведения Барданова могло быть много: от простого помешательства до попытки скрыть более серьезные преступления, чем незаконное хранение оружия. Криминалист посчитал вероятным, что у стрелка было особенное отношение к оружию: помимо обычных боевых и охотничьих ружей у него нашли и боеприпасы 40-х годов, и старинные мушкеты.

    «Скорее всего, он был такой оружейный фетишист, как у нас говорят, то есть для него оружие было культом: он его холил и лелеял, собирал и коллекционировал, а тут пришли за его детищем. И он начал вести свой последний бой, а когда уже вошел в раж, он себе не отдавал отчет о последствиях, ему было все равно, что и как произойдет», — предположил Игнатов.

    Другая версия криминалиста связана с прошлым пенсионера. Расцвет его предпринимательства пришелся на «лихие 90-е».

    В доме могло находиться что-то более серьезное, что могло быть обнаружено при обыске: какие-то документы, свидетельствующие о серьезной преступной деятельности, или какие-то материалы, запрещенные в Российской Федерации. И под видом оказания сопротивления он мог уничтожить то, что не хотелось сделать достоянием правоохранительных органов

    Михаил Игнатов.

    С этой версией согласен и подполковник ФСБ в отставке Алексей Филатов. Он добавил, что силовики могли прийти к Барданову по более серьезной наводке, чем незаконное хранение оружия, а ее использовать лишь как прикрытие. И Барданов мог это понять.

    «Может быть, он как человек, который уже сидел в тюрьме, не представлял для себя возможным это повторить», — сказал Филатов.

    Оба эксперта в то же время уверены, что стрелок отдавал себе отчет в том, чем закончится его сопротивление. По словам Игнатова, наказание за незаконное хранение и сбыт оружия не такое строгое, как за сопротивление сотрудникам при исполнении с риском для их жизни и здоровья.

    «О том, что он хотел избежать уголовной ответственности и скрыться, речи быть не могло. Он понимал, что скрыться ему никто не даст», — отметил криминалист.

    Филатов согласился с этим мнением, что Барданов должен был принять осознанное решение умереть в бою.

    «Он был человек старательный, раз все-таки решил воевать с силовиками, понимая, что в конце концов будет убит, а если и нет, то статья будет совершенно другая, не за незаконное хранение оружия», — заключил он.

    Авторитет или семьянин?

    Жители Новых Вешек называли Барданова «преступным авторитетом». По некоторым данным, они неоднократно видели мужчину с оружием и в неадекватном состоянии. В правоохранительных органах сообщили о том, что погибший был судим: у одной из своих жертв он отобрал в подъезде часы, среди других правонарушений — махинации с акциями и документами. Барданову также якобы разыскивали по делу о незаконном обороте оружием и почти 150 тысяч неуплаченных налогов.

    Однако дурное мнение о соседе было не у всех. Один из местных жителей рассказал изданию Life, что Барданов был «совершенно адекватным человеком», а неурядицы начались из-за пандемии, когда ему пришлось закрывать и продавать охранный бизнес.

    «Все началось с того, что просто он не сдал оружие, которое числилось за ЧОПом. А то, что дома он хранил огнестрел, ну да, хранил. Зайдите к каждому, каждый хранит огнестрел. <…> Он прекрасно понимал, что если у него сейчас найдут оружие, которое у него числилось, его автоматически к террористам приравняют», — заявил собеседник издания.

    Подруга семьи Бардановых отметила, что погибший стрелок был многодетным отцом, восстановил разоренный женский монастырь под Костромой. Наличие оружия она оправдала тем, что он «ни в кого не стрелял, никому не угрожал». Женщина также пожаловалась на то, что во время штурма и перестрелок был уничтожен сам особняк Барданова, который она считала очень красивым. Часть интерьеров следствие уже показало.

    Помимо золоченых лестниц и канделябров, у Барданова были и другие предметы роскоши. У него нашли коллекцию мотоциклов и домашний зверинец с медведями, тигром, рысью и даже крокодилами. Соседка объяснила, что погибший очень трепетно относился к животным, не боялся их и создал им условия «лучше, чем в зоопарке».

    Один из сыновей Барданова добавил, что отец никого не убил, потому что не хотел этого, иначе жертвы точно были бы. Кроме того он отметил, что погибший был очень набожным человеком.