facebook_pixel
  • 20 ноября 2018, 16:10

    Умная школа. Против кого будут работать европейские разведчики

    Идея создания общей армии ЕС начинает обрастать деталями. Одной из них, без которой не может обойтись ни одна армия, является создание собственной разведывательной службы.

    Совет ЕС утвердил новый список проектов, который должен поддержать развитие важнейшей военной и политической структуры Евросоюза по вопросам безопасности и обороны — PESGO. Один из проектов — создание объединенной евросоюзовской разведывательной школы — JEIS (Joint EU Intelligence School).

    Информация об этом очень скупа. Это и понятно — сама тема не претендует на открытость, но и, кроме одного единственного документа, заявляющего о воле членов ЕС создать свою собственную профессиональную разведывательную систему, ничего больше пока и быть не может.

    Вот, что сказано в документе: офицеры новой разведшколы ЕС «в сотрудничестве с Советом Европы, государствами — членами объединения, а также их разведками и службами безопасности будут обеспечивать профессиональную подготовку работников разведки государств — членов ЕС по разведывательным дисциплинам и другим специальным предметам».

    К этому можно добавить лишь то, что этой учебной программой на первом этапе займутся две страны ЕС — Греция и Кипр.

    Выбор несколько эпатажный, даже странный для непосвященных. Но дело в том, что эти два государства, всегда имевшие друг с другом плотные связи в области работы спецслужб, а также сотрудничавшие долгие годы с высокопрофессиональными английскими разведслужбами, располагают внушительным опытом работы в сфере контрразведки и разведки, как в своих странах, так и в отдаленных регионах. Кроме того, они имеют возможность создать на основе уже имеющихся мощностей новую инфраструктуру. Например, на острове Кипр или на некоторых других греческих островах. Технически осуществлять непосредственный контроль за территорией и покрывать защитными электронными и контрразведывательными средствами учебную площадку они, видимо, готовы. Таким опытом располагают.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/11/19804_photo_2018-11-20_16-02-01.jpg
    Источник фото: Pixabay

    Решение было принято еще вчера, в понедельник, 19 ноября, в Брюсселе министрами обороны стран-членов ЕС. Официально было объявлено, что JEIS совместно с национальными спецслужбами стран Евросоюза (кроме Дании, Мальты и теперь уже, разумеется, Великобритании), с центром «передового опыта» в сфере контрразведки НАТО намерены осуществлять подготовку курсантов по различным специальным дисциплинам разведки, информационного анализа и другим конкретным областям обучения кадровых разведчиков.

    Как уже сказано, в проекте принимают участие 25 государств, несмотря на то, что в ЕС входит 28 стран (пока, включая Великобританию). О том, что Евросоюз нуждается в объединенном органе разведки и контрразведки, говорилось давно, но единого мнения, как должна выглядеть сама система разведки, приемлемая для всех стран-участниц Союза и чему именно должны обучаться разведчики на общих курсах, представления ни у кого не было. Даже напротив — многие возражали, так как не были уверены в том, что национальные разведывательные службы пожелают делиться информацией и не станут ее подменять дезинформационными материалами из превентивных соображений конспирации или даже использования в собственных многоцелевых разработках и операциях. А это всегда присутствует в любой разведке и контрразведке, так как главный принцип у всех один и тот же — не доверять «другу» не меньше, чем противнику, потому что никто не уверен, что это действительно друг, а противник завтра вдруг не станет союзником.

    Профессионалы разведки и контрразведки именно поэтому скептически относятся к совместным проектам подобного характера, в том числе, в области обучения. Причем, последнее рассматривается как самое ненадежное место с точки зрения осуществления контрразведывательных задач — ведь курсант еще не разведчик, а лишь готовится стать им, и вовсе не факт, что он им вообще станет когда-нибудь. Секретные методы и определенный перечень профессиональных тайн новой объединенной разведки уже за время обучения они должны будут усвоить. Сводить же все к банальным программам обучения, близких к доступным популярным формам, не имеет никакого смысла. Это лишь трата средств и сил на тупиковый проект. Разумеется, туда все же чаще будут командироваться уже подготовленные кадровые офицеры разведок, но обученные лишь в собственных национальных центрах со своими специфическими, иной раз, противоречивыми задачами. Хотя каков будет набор курсантов, еще не известно.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/11/19796_spy-camera-1702973_960_720.jpg
    Источник фото: pixabay

    Кроме того, разведка не может носить общий характер — то есть просто добывать информацию на всем поле. У каждой есть своя специфика — политическая, военная, полицейская (контртеррористическая и криминальная). Подготовка разведчика с этим прямо связана, потому что ему придется постигать глубины очень многих дисциплин, включая гражданские, технические, гуманитарные, языковые и так далее. Это требует не только времени, но и средств, и способностей, и умения формировать нужный круг людей вокруг себя, использовать специфические средства связи и криптографии, обладать глубокими знаниями в очень специфичных областях и науках.

    Кроме всего прочего, разведка это не только сбор структурированной, а не случайной информации политического, военного и оперативного содержания, но создание агентурной сети по всем правилам конспирации. В зависимости от направления работы, от стратегических задач и формируется комплекс контрразведывательных мер, без которых ни одна разведка существовать не может.

    По всей видимости, речь идет не столько о создании единого разведывательного органа ЕС (он практически невозможен, если к нему применить все обязательные требования разведки), сколько объединенного информационного центра по отдаленному типу Интерпола и контрразведывательной системы защиты политических и военных структур ЕС. Приоритет будет отдаваться решению военных задач, как и области разведки в сфере промышленности и науки с двойным назначением. В основном, это будут специалисты по внешней контрразведке в военной и политической сферах.

    Сама идея создания вооруженных сил ЕС, которую последнее время продвигает президент Франции Макрон и поддерживает канцлер Германии Меркель, предполагает и создание объединенной разведывательной структуры со специфическими, ограниченными по многим признакам, задачами. К этим признакам относятся и сугубо национальные интересы стран-участниц ЕС, которые далеко не всегда захотят быть откровенными с объединенным органом, потому что выполняют, прежде всего, задания, поставленные в интересах своих стран и правительств.

    Профессионалы скептичны еще и потому, что никогда не уверены, что в национальных службах не окажутся «крысы» из стана противника, которые получат канал информации через объединенный центр в другие национальные службы стран-участниц ЕС или союзных государств, например, США. Думаю, именно там и будут параллельно с формированием объединенной разведслужбой ЕС создаваться службы противодействия. А это еще одна нагрузка на государственный бюджет. Ведь и состав курсантов, преподавателей, перечень специальных дисциплин, практические поля обучения, системы криптографического шифрования тоже требуют более чем серьезного внимания и конкретного оперативно-разведывательного освещения.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/11/19797_film_noir_thriller_spy_movie_cover_street_fine-473185.jpg
    Источник фото: pixabay

    Если обратиться к истории вопроса, то стоит вспомнить о существовании еще с конца прошлого века в рамках Евросоюза специального аналитического Центра, который много позже получил название «разведывательного и ситуационного центра».

    В 1999 году в рамках осуществления политики европейской безопасности и обороны под руководством Высокого представителя Хавьера Солана была сформирована компетентная группа аналитиков, работавших, в основном, над открытыми источниками. Эта организация получила название Совместный ситуационный Центр. Но после известных трагических событий 11 сентября 2001 года в США Хавьер Солана решил на основе этой аналитической группы создать организацию, способную работать уже с закрытыми, разведывательного характера, документами.

    В 2002 году Ситуационный центр создал собственную базу данных, которой могли пользоваться и пополнять ее только национальные спецслужбы Великобритании, Испании, Швеции, Германии, Франции, Италии и Нидерландов. Через два года, а именно в 2004-м, в ЕС был учрежден контртеррористический отдел в поддержку спецслужб уже всех стран Евросоюза. Он работал достаточно результативно по обмену информации и захвату террористов, если вспомнить, что происходило в области борьбы с терроризмом в Болгарии (взрыв автобуса с гостями из Израиля в аэропорту Бургас 18 июля 2012 года), серия терактов с 2012 по 2017 годы — во Франции, Бельгии, Великобритании и Германии.

    С 2012 года Ситуационный Центр уже стал называться EU Intelligence and Situation Centre (EU INTCEN), то есть «разведывательным и ситуационным центром», и до сих пор является основным органом внешней разведки ЕС, объединяющим все спецслужбы стран-участниц союза. Основной его функцией было и остается сбор информации и анализ деятельности иностранных государств и их граждан, направленные против Евросоюза. Главная обязанность лежит все же в области контрразведки с оперативным использованием разведвозможностей национальных спецслужб стран ЕС.

    Создание разведывательной спецшколы, о чем вчера решили министры обороны стран ЕС, является логичным продолжением того, что было начато еще при основании Евросоюза и отвечает тем задачам, которые ставит перед собой объединенная Европа. К тому же, это преследует ту же цель, что и создание Европейской армии. Обучаться в школе будут курсанты из упомянутых уже 25 стран по методике противодействия всем вероятным и даже «маловероятным» противникам ЕС — от России и Китая до США.

    Само название — Intelligence School — содержит двоякий смысл. Это не только школа разведки, но и «умная школа». Такова особенность перевода слова.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик