facebook_pixel
  • 21 декабря 2018, 16:18

    Убыль‐прибыль. Что происходит с населением России

    Численность населения за период с сентября по октябрь уходящего года сократилась на 78,1 тысячи человек, как сообщает Росстат. Так называемая естественная убыль населения за неполный год составила 180,5 тысячи, а прирост мигрантов — 101,8 тысячи человек, что компенсировало потери лишь на 56,4%.

    Убыль‐прибыль. Что происходит с населением России

    За оставшиеся месяцы эти цифры измениться не могут, разве что в сотых долях. Тенденция сохранится, и, более того, подтвердит отрицательный алгоритм в ближайшие годы. «Убывающих» граждан России будет больше, чем появляющихся на свет и прибывающих из стран ближнего зарубежья в качестве переселенцев, работников во всех сферах деятельности и учащихся. Полушутливая фраза «Восток нам поможет» (вольный парафраз бендеровской эскапады) уже оказалась не столь актуальной, как казалось всего несколько лет назад. Миграционный поток, похоже, исчерпался, потому что в государствах Средней Азии и Закавказья появились новые цивильные тенденции в области быта и трудоустройства, а граждане Украины и Молдавии предпочли западное направление для реализации своих житейских амбиций. Надеяться россиянам теперь следует только на собственных дочерей и сыновей, которые, как обнаружилось, демонстрируют тенденцию не спешить с воспроизводством детей, а во многих случаях либо не заключать браков, либо даже прерывать их.

    Впервые за десять лет эта тенденция стала очевидной и имеет настораживающее свойство к развитию в отрицательном значении. На 1 ноября в России официально числилось 146,8 миллиона человек, но корректировка этой цифры в сторону уменьшения уже явно налицо.

    Причин много — от социальной неустроенности, выраженной в проблемах с жильем, заработком и пользованием молодым поколением так называемого социального лифта (как правило, двери его давно уже заклинило, если это касается общей тенденции, а не частных амбициозных случаев) до последствий демографического провала начала девяностых годов и возросших случаев эмиграции по самым разным причинам, включая такие естественные, как право на свободное передвижение, поиск работы и учебы вне России. Последнее типично для современного мира, а приезд к нам иностранцев из Средней Азии, Закавказья, Украины, Молдавии, Белоруссии и даже из Прибалтики соответствует мировому тренду миграции молодого населения планеты. В России такое уже было зафиксировано в 2008 году, когда была отмечена убыль в 10,3 тысячи человек.

    Известные последние изменения во внешней политике вспугнули многих, а большинство европейских «доноров» предпочли избрать иной вектор миграции — в западном направлении. Большую роль сыграла техническая сторона миграции, например, в отношениях с Украиной: сократились или в некоторых случаях прервались транспортные связи, усложнились процедуры трансфера денег. Введение безвизового режима с ЕС на Украине и в Молдавии тоже внесло свои коррективы.

    Но главным все же является демографический провал девяностых годов, когда семьи массово разваливались из-за бытовой и материальной неустроенности и из-за крушения нравственных оценок семьи вообще как основополагающего социального явления. Долгое время критикуемый советской историографией древний институт «Домострой» с его жесткими принципами сохранения традиционных семей и незыблемости правил поведения в них вдруг оказался не столько «вредным» консервативным явлением, сколько естественной методикой прироста населения. Если кому-то даже теперь это может показаться незначительным фактором, то посоветую обратиться к памяти о присных проблемах девяностых годов, когда рухнула государственная идеология, а в одночасье обнищавшие родители перестали служить позитивным примером для детей и внуков. Их унижение в быту и безразличие к ним социальных институтов сделали совершенно непривлекательным для юного поколения следование традиционным семейным ценностям. Это навязанные беззастенчивые тенденции трансформации семейных авторитетов в сугубо коммерческие, чуждые по крови, крайне лукавые и с точки зрения демографических последствий непрагматичные. «Доить» легче темную массу незрелой молодежи, для которой уже не существует семейных авторитетов и нравственных табу.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/23221_uploadnewsfeednewsfeedgl011047.jpg
    Источник фото: сайт мэра и правительства Москвы

    Источниками, которые сопровождают исследования, являются математика, социология, политология, экономика, психология и медицина. Но последнее слово все же за сухими математическими выкладками, с которыми спорить бессмысленно.

    В 90-е годы деторождение в стране пошло на убыль и целое поколение молодых людей, родившееся тогда, сегодня не в состоянии восполнить потери. В меньшем количестве появляющиеся дети тоже произведут, когда повзрослеют, еще меньшее количество своих собственных детей.

    Европа находится почти в том же положении, несмотря на то, что демографические показатели там несколько отличаются от российских в сторону роста. Но для сохранения европейской популяции нынешнего воспроизведения, чуть превышающего цифру в 1,3 человека на пару в среднем, недостаточно. Мигранты из Ближнего Востока, Африки и Азии демонстрируют как раз требуемый природой рост — на пару приходится четыре и более новорожденных, а нужно даже всего лишь три с половиной (это средний математический расчет, а не прямой, разумеется). Через 30 лет Европа станет преимущественно мусульманской, а цвет кожи нынешних европейцев — экзотикой. Является ли это устрашающей картиной для традиционных взглядов европейцев? Должно быть, является. Но для мира в целом, для общей человеческой природы, которой безразличны цвет кожи, вероисповедание и культурные традиции, это совершенно неважно. Расовая составляющая человеческого вида не имеет в этом смысле никакого значения, и в принципе она беспомощна для демографических выводов.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/23222_Wien_-_Westbahnhof_Migranten_am_5_Sep_2015.jpg
    Источник фото: Wikipedia

    Тенденция к естественной убыли у нас оказалась куда более выраженной, если вновь припомнить цифры падения миграционного потока на российские территории. Есть еще одна данность, которая уже неотвратима. Она проявляется в том, что обратно пропорционально растут количества работающих и производящих последующие поколения людей по отношению к пожилым и старым, которые не могут равняться между собой по значению для выживания вида и для роста экономики. Это проблема из проблем, потому что очень скоро станет некому содержать состарившееся поколение, и она внесет коррективы как в правовые гражданские институты, включая вопросы наследования и распределения семейных ценностей, так и в пополнение рабочей силы и даже армии и силовых структур. Кому-то последнее покажется незначительным, но, если припомнить на минуту социальную политику нацистов за очень короткий период их существования, то даже там коричневые пропагандисты открыто высказывались за то, чтобы немецкие матери с «чистой» кровью регулярно производили солдат фюреру и вермахту. Пусть это выглядит отвратительно в принципе, но так или иначе, как любое контрастное явление, характеризует необычайную важность этой особой проблемы на широчайшем поле демографии. Любое государство может рассчитывать на успех, только если в формуле «убыль-прибыль» понятия поменяются местами по своему наполнению и значению.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик