• 10 декабря 2019, 19:21

    Цены на взлет и посадку: как подорожают авиабилеты в 2020 году

    В 2020 году авиабилеты продолжат дорожать из-за роста издержек перевозчиков. Компании пока даже не получили обещанных 23 миллиардов рублей за скачок топливных цен. Да и менять для них условия возмещения власти пока не собираются. В итоге зимние тарифы ползут вверх.
    Цены на взлет и посадку: как подорожают авиабилеты в 2020 году

    Расходы растут

    2019 год, как и предыдущий, окажется убыточным для авиаотрасли, сообщили «Известия» со ссылкой на отчет Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ). За девять месяцев этого года перевозчики ушли в минус на 9,7 миллиарда рублей. Это, конечно, лучше прошлогодних 16,26 миллиарда. Но с учетом заведомо убыточного четвертого квартала общие потери, предположительно, составят около 40 миллиардов рублей.

    Из-за увеличения пассажиропотока на 11,2% в январе–сентябре у перевозчиков на 14-23% выросли практически все расходы: аэропортовый сбор, аренда и лизинг самолетов, зарплаты сотрудников, страховка и так далее. Цены на керосин поднялись на 8,8% — он уже стоит дороже, чем в Европе и США.

    Компенсационный шантаж

    Вместе с тем предложенный государством механизм демпфера — компенсации за резкое подорожание керосина — не работает. Для этого нужно или снизить планку выплат, или увеличить их размер. Кроме того, перевозчики до сих пор не получили обещанных в 2018 году 23 миллиардов рублей за скачок на 34,4%. Его влияние будет и дальше отражаться на деятельности компаний. Дальнейшее удорожание керосина тоже повлечет рост цен на билеты.

    Независимый авиаэксперт Дмитрий Адамидов рассказал «360», что заявлениями о росте цен перевозчики «шантажируют» правительство, надеясь поскорее получить компенсацию. В реальности, хотя топливные цены и оказывают наибольшее влияние на формирование стоимости билетов, они подорожают в любом случае — будут деньги или нет. А вот насколько, зависит только от платежеспособности россиян.

    Убыточность отрасли, считает Адамидов, — в основном следствие той же низкой платежеспособности. Люди экономят: летают меньше, ловят акции и распродажи.

    Дороже и дешевле

    Директор по маркетингу сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip Алексей Теплов сообщил «360», что в первом квартале 2020 года средние цены билетов в экономкласс на внутренних направлениях будет на 18% выше, чем годом ранее. На международных — на 10%. Отчасти это произойдет из-за большего, чем в 2018 году, числа зимних праздников. Дальнейшего роста цен эксперт не прогнозирует, по году подорожание не превысит 10%.

    «Среди заметных подорожаний Томск — Москва (+47%), Санкт-Петербург — Магадан (+28%), Нижневартовск — Москва (+33%), Москва — Момбаса (+61%), Барнаул — Рим (+53%), Тюмень — Берлин (+45%)», — уточнил Теплов.

    А некоторые билеты в первом квартале станут дешевле: Ростов-на-Дону — Казань (-76%), Екатеринбург — Новосибирск (-69%), Москва — Ноябрьск (-66%), Челябинск — Краснодар (-65%), Москва — Харьков (-63%) и так далее. Среди междугородних направлений это Владивосток — Цюрих (-74%), Волгоград — Милан (-73%), Москва — Марракеш (-61%), Самара — Лиссабон (-59%), Москва — Загреб (-58%) и другие.

    Выгодная монополия

    Наибольшую выгоду, рассказал авиаэксперт Адамидов, перевозчики извлекают из тех направлений, где являются монополистами. Поскольку конкурентов на них нет, маржа может быть любой — от пяти до 100 процентов.

    «У нас по Сибири долететь может быть дороже Трансатлантического перелета. В 2007 году, что ли, была ситуация, когда Трансатлантик стоил 1,5 тысячи долларов, а Красноярск — Норильск 1,6 тысячи. Конкурентов нет, людям лететь надо. Тем более там в основном вахтовики, летят не за свои деньги, ну и ладно», — пояснил эксперт.

    Популярные направления вроде Москва — Санкт-Петербург, напротив, малоприбыльны, а для некоторых компаний даже убыточны. Многие компании от них отказались бы, но по разного рода причинам сделать этого не могут. Прибыль же от некоторых маршрутов, в частности, рейсов в Сочи, зависит от сезона.

    «Но если по отрасли системный общий убыток, это говорит о том, что никакой маржи на самом деле нет. Ты на одном рейсе выиграл, на пяти потерял и сидишь без бонуса. Даже у „Аэрофлота“ по прошлому году без роялти убыток», — заключил Адамидов.

    Компенсация не поможет

    Глава аналитической службы «АвиаПорт» Олег Пантелеев пояснил «360», что власти еще не приняли окончательного решения по поводу компенсации 23 миллиардов рублей. Некоторые перевозчики начали высказывать опасения, что если в 2019 году средства не направят, то в следующем году «руки до этого не дойдут», а затем о проблеме забудут. Хотя в целом отрасль надеется, что как только деньги появятся в бюджете, их доведут до авиакомпаний.

    «Финансовый блок, прежде всего Минфин, вообще не горит желанием помогать авиаотрасли. Считают, что проблемы компаний от их чрезмерной жадности, от избытка провозных емкостей. Стоит убрать с рынка „лишние“ самолеты — и волшебным образом финансовое положение отрасли исправится», — сказал Пантелеев.

    Логика в таком решении, по его мнению, есть, но оно точно приведет к удорожанию авиабилетов. Поэтому Минфин и защищает компании от резких скачков топливных цен, а с небольшими колебаниями перевозчики должны справляться сами. Пантелеев выразил уверенность, что если планка демпфера останется на прежнем уровне, сдержать рост стоимости авиатарифов не удастся. И цены не снизятся, даже если отрасль получит долгожданные 23 миллиарда рублей.

    «Отрасль накопила убытки, значительно превышающие выделяемые 23 миллиарда. Кроме того, одним из получателей станет „Аэрофлот“. Часть его денег государство тут же заберет обратно в качестве налога на прибыль, а еще часть — в виде дивидендов, как акционер», — добавил Пантелеев.

    С другой стороны, компенсация позволит сохранить на рынке некоторых перевозчиков, которые могли бы повторить судьбу «Вим-авиа». То есть поддержка, скорее, обезопасит рынок от остановки деятельности компаний с непростым финансовым положением.