• 13 июня 2019, 19:08

    Цена на чистый воздух. Чем опасен налог, предложенный Чубайсом

    Председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс заявил, что после ратификации Россией Парижского соглашения по климату правительству будет необходимо ввести специальный налог на выбросы вредных веществ в воздух. Это позволит стимулировать промышленников снижать вредные выбросы. В противном случае Россия через несколько лет может остаться без экспортных рынков. Но опрошенные «360» эксперты считают, что новый налог навредит как промышленникам, так и россиянам.
    Цена на чистый воздух. Чем опасен налог, предложенный Чубайсом

    Деньги за дым

    Углеродный налог должен привести к тому, что промышленники станут снижать выбросы вредных веществ в атмосферу. Об этом в интервью РИА «Новости» заявил председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс. По его словам, в постановлении правительства России о ратификации Парижского соглашения по климату есть часть, где говорится о необходимости замеров выбросов на предприятиях. Этим должна заниматься специальная государственная комиссия по учету.

    После этого нужно решить, как стимулировать промышленные предприятия сокращать объемы выбросов. В качестве одного из методов он предложил рассмотреть введение специального налога. Однако окончательное решение будет за правительством.

    «Вводить экономические меры, стимулирующие снижение эмиссии углекислого газа, или не вводить? Это будет, пожалуй, самым сложным вопросом во всей системе климатических мер», — заявил Чубайс.

    Он пояснил, что вначале все равно нужно разработать правила измерения и понять объемы выбросов промышленных предприятий. И только после этого задуматься о введении налога.

    «Его ставки я бы сделал на первое время символическими, совсем минимальными», — пояснил председатель правления «Роснано». Он считает, что делать это в любом случае придется, в противном случае Россия лишится экспортных рынков.

    Он напомнил, что в Евросоюзе уже взимают дополнительные налоги на товары, которые произвели с превышением выбросов диоксида углерода. «И если мы сейчас легко проскочим эту развилку с налогом, считая, что мы всех перехитрили, то через пять, семь, 10 лет выяснится, что мы, оказывается, сами себе закрыли экспорт, в том числе экспорт, регулируемый ОПЕК. И это вещь очень болезненная», — пояснил Чубайс.

    Возможность дышать и обязанность платить

    Директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» Игорь Николаев заявил в беседе с «360», что введение дополнительного налога для предприятий — неправильный путь. В пример он привел Францию, где протесты «желтых жилетов» начались с повышения цен на бензин. Правительство страны объяснило это тем, что нужно профинансировать выполнение обязательств по климату.

    «Это просто рост налоговой нагрузки. Я уверен, что можно действовать при помощи других мер. Можно вынуждать производителей не делать что-то, а можно поощрять, чтобы они использовали более экологически чистые технологии. И такой путь более продуктивен и эффективен», — заявил эксперт.

    Он пояснил, что новый налог приведет к дополнительным издержкам бизнеса, которые в итоге нивелируют все преимущества.Чтобы снизить выбросы в атмосферу, нужны новые технологии, а если увеличить предпринимателю налоги, то у него не останется денег на модернизацию.

    Второй пострадавшей стороной в любом случае станет потребитель, потому что именно на него производитель переложит увеличенную фискальную нагрузку.

    «В конечном итоге мы — потребители — станем активными плательщиками этого налога, а это и так снижает потребительскую активность граждан и снова негативно действует на экономику. И такой замкнутый круг получается, а вроде как все из благих побуждений», — сказал Игорь Николаев.

    Портфельный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин в беседе с «360» заявил: так как сам налог будет небольшой, то большинство организаций заплатят и продолжат выбросы в атмосферу.

    «Но тут вопрос: на что пойдут эти деньги, которые будут получены в качестве налога? Также нужно учитывать то, что снизится выгода от использования устаревших технологий», — сказал эксперт.

    Когда экономическая выгода от использования старых технологий снижается, в итоге меняется структура экономики, потребления ресурсов и происходит постепенный отказ от невозобновляемых источников энергии. Тимур Нигматуллин пояснил, что нужно просто понять, чего в действительности хочет правительство: если снизить давление на окружающую среду, то за это нужно заплатить бизнесу. Если этого не делать, то давление на предпринимателей не увеличится, но в долгосрочной перспективе пострадают все, потому что экология повлияет на каждого.

    Квоты вместо налога

    Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в беседе с РИА «Новости» заявил, что налог, который предлагает Чубайс, можно просто выделить из экологического сбора и платежа за негативное воздействие среды, которые уже платят предприниматели.

    «С выбросами CO2 бороться надо, поскольку мы подписали Парижское соглашение и собираемся его ратифицировать, но все это можно сделать, как считает большинство членов нашей организации, не увеличивая общую нагрузку фискальную на бизнес, а перераспределив существующие платежи», — заявил он.

    По его словам, этот вопрос участники союза намерены поднять 19 июня в рамках обсуждения законопроекта о регулировании выбросов в атмосферу, который сейчас готовится ко второму чтению.

    Документ, о котором говорил Шохин, это Федеральный закон «О государственном регулировании выбросов ‎и поглощений парниковых газов», который разработало Министерство экономического развития. Сейчас он находится в стадии обсуждения.

    В тексте говорится о создании регулирующих организаций, которые будут следить за объемами выбросов предприятиями. Эта часть документа вступит в силу с 1 января 2022 года. А с 2025-го заводы будут платить сборы.

    Директор Института народнохозяйственного прогнозирования академик РАН Борис Порфирьев в интервью Lenta.ru раскритиковал саму идею введения углеродного налога. Он пояснил, что большинство стран, где есть регулирование выбросов, используют систему квот, которыми после предприятия начинают торговать.

    «Показателен пример Китая, где рынок квот в течение ряда лет апробировали в семи провинциях страны и только с 2020 года будет запущена национальная система торговли квотами», — заявил он.

    Система квот представляет из себя следующее регулирование: предприятия оплачивают право на выброс определенного количества вредных веществ или парниковых газов. Если выбросили меньше, то остаток можно продать на аукционе. При этом деньги, полученные за квоты, идут на финансирование проектов по ликвидации такого же объема углекислого газа.

    Борис Порфирьев рассказал, что еще во время обсуждения ратификации Россией Киотского протокола предлагал перейти на систему квотирования на выбросы оксида серы в двух-трех регионах в качестве эксперимента. Но власти на это не пошли, однако углеродный сбор в Федеральном законе, который разработало Минэкономразвития, уже готовы внедрить по всей стране.

    Главным недостатком налога перед квотой опрошенные «360» эксперты называют то, что у него нет целевого характера, и если полученные средства направят в федеральный бюджет, то нет никаких гарантий, что эти деньги пойдут на снижение экологических и климатических рисков экономики.