• Цена боли. Как отреагирует рынок лекарств на новообразование цен в импортном сегменте

    В следующем году ожидается перерегистрация цен на импортные лекарственные препараты из разряда жизненно необходимых. Предполагается, что цена на них будет строго контролироваться Минздравом и ФАС. Но недобор средств производители и аптеки компенсируют ростом цен на другие лекарства и препараты.
    Цена боли. Как отреагирует рынок лекарств на новообразование цен в импортном сегменте
    Следующая новость

    Поставщики жизненно необходимых и важных препаратов смогут сообщать о своей цене в заявках, но цены устанавливать все равно будут представители государства, а не они. Так ли уж это хорошо и не окажется ли, что потребителей, постоянных пациентов медицинских учреждений, ожидает дефицит лекарств, без которых они уже просто не могут существовать?

    За примерами далеко ходить не надо. Достаточно расспросить тех, кто имеет право на бесплатное снабжение подобного рода лекарствами. Это пенсионеры, хронически больные всех возрастов, инвалиды, льготники и дети, находящиеся под постоянным наблюдением педиатров из-за опасности развития болезней. Они получают соответствующие документы на бесплатные препараты, но далеко не всегда находят их в аптеках и в аптечных отделениях поликлиник. Это всегда дефицитный товар не из-за того, что его не закупают или не производят, а потому, что в бесплатную продажу поступает такое количество, которое не соответствует требуемым объемам.

    Если цена на такие лекарства будет ограничена сверху, то уже все те, кто вынужден был платить за них, а не получать бесплатно, столкнутся с тем же эффектом несоответствия предложения спросу. Это непреложный закон любого рынка, и никакие административные меры изменить его не в состоянии. Считаются ли с этим в Минздраве и ФАС, покажет ближайшее время.

    Однако такое предложение, то есть о компенсации цен на импортные жизненно необходимые лекарства, которым нет аналогов в России (а это чрезвычайно большой перечень), за счет других препаратов, от правительства уже поступило.

    Думаю, у поставщиков и закупщиков импортных препаратов на этот счет есть свои ходы и лукавые методы. Одним из них, очень эффективным, может стать вывод этих препаратов из списка жизненно необходимых и важных с заменой на менее эффективные и, соответственно, недорогие. Те же препараты, которые в действительности относятся именно к этой категории, будут предлагаться на общих основаниях и при этом по еще большим ценам, потому что формально они уже должны будут компенсировать практически самих себя. В случае, если такое не пройдет у надзорных органов (окажется недостаточной мощь лоббирования и негласных договоренностей), из-за потери выгоды их поставку сократят до минимума. Кстати, в этом явно содержится коррупционная составляющая, если все хладнокровно проанализировать.

    Не факт, что те производители, которые предлагают российским поставщикам свой товар, производят еще и другие препараты из другого сегмента, а значит, компенсационные цены их обойдут. Как договариваться в этом случае и какие выстраивать схемы, явно усложняющие весь процесс закупки и сбыта, сказать очень трудно.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21314_tablets-3442768_960_720.jpg
    Источник фото: Pixabay

    Формирование цен на лекарства по новой методике (предложенное правительством) пройдет в период с 2019 по 2020 год. Согласно этому методу, цены должны быть приведены в соответствие с ценами производителя в Евросоюзе (а это девять стран Центральной и Южной Европы), Турции и еще ряда других государств. Определяется самая низкая цена так называемых референтных государств, и она по действующими курсу валюты объявляется обязательной в российских аптеках. Причем каждый из препаратов должен быть оценен существенно ниже инновационных лекарств. Как это контролировать и в какой мере зависит от одного из новых или старых названий препарата (например, по сравнению с тем, как они называются в странах-производителях), ничего не сказано. Однако в Минздраве сообщили, что в список стран-поставщиков такого рода препаратов попали только те, у которых сопоставимо развитие экономики с Россией, и исключены те страны, где, по их словам, «высокая волатильность курса» национальных валют. Это звучит несколько неубедительно хотя бы потому, что среди поставщиков указана Турция, где национальная валюта «пляшет» так, как ни в одной другой стране мира, а состояние экономики таких стран, как Чехия, Польша, Бельгия, Нидерланды, Франция, Испания, Румыния, Венгрия, Греция, Польша, Словакия оценивается не в сравнении с российской, а вычисляется по внутренней методике ЕС. А это совсем другие цифры и показатели. Кроме того, как быть в этом случае с поставкой из Германии, Австрии, США, Израиля, Великобритании — то есть из тех стран, которые являются основными источниками эффективных медицинских препаратов, подпадающих под определение жизненно необходимых и важных? Сопоставима ли их экономика с нашей и в чью пользу? Есть по этому поводу еще вопрос: коснется ли это Китая, Индии и некоторых развитых стран Дальнего Востока? Эти поставки по эффективности и первоначальной цене порой несопоставимы с теми, которые идут из Европы и США. Иной раз препараты из Китая или Индии даже более приемлемы российскими врачами, но именно они являются дорогими, то есть хотя бы в не меньшей цене, чем их европейские аналоги.

    Для того чтобы окончательно понять объем этой реформы (а иначе предстоящую перерегистрацию и не назовешь), следует знать, что к разряду жизненно необходимых и важных препаратов в России отнесено 616 лекарственных веществ. То есть не самих лекарств, а именно веществ, входящих в качестве основного действующего компонента в еще большее количество продаваемых препаратов. Названия у них могут быть различные, а категория одна и та же. В наших аналогах (которые и будут компенсироваться новыми ценами в сторону повышения) этих действующих веществ на порядок меньше, как правило. Следовательно, и эффект от них не столь убедительный.

    Возникает проблема точности оценок политики государства здоровья нации: рост дефицита на важнейшую категорию лекарств и вынужденная замена их малоэффективными, да еще с компенсационной ценой, или все же сохранение старой цены на импортные препараты, но соответствие предложения обязательному спросу. Думается, что и на рынке поставщиков должны произойти перемены: отказ от работы одних, слияние различных фирм и компаний (поставщиков жизненно необходимых препаратов и лекарств из второго ряда), сокращение количества аптек из-за их неокупаемости по всем этим причинам. Словом, пресловутая «оптимизация» нанесет убойный удар и здесь.

    При этом производители, как сказано, не лишаются права объявлять желаемую цену, но устанавливать ее все равно будут не они. Период поставки лекарств в аптечную сеть может заметно затянуться. Кроме того, нет разъяснения, как все это будет регулироваться при поставке этих препаратов в медицинские учреждения, которые сами по себе делятся на известные категории от государственных («оптимизированных») больниц до частных госпиталей, включая относящихся к категории VIP. Хотелось бы верить, что этот вопрос оговорен, но как-то очень странно, без гласных предложений.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/21315_logo-pharmacy-3215049_960_720.jpg
    Источник фото: Pixabay

    По словам некоторых экспертов, с 2009 года цены на лекарства в мире снизились, а у нас при ценообразовании по старой методике остались прежними. Но ведь и курсы валют изменились, и в первую очередь у нас в 2014 году, а дальше — еще значительнее в санкционные годы. Они ведь и сейчас весьма «волатильные», если только это замечают эксперты.

    Составить новую методику еще в 2016 году поручил Минздраву президент, но насколько его поручение будет наконец выполнено в пользу тех, кто испытывает боль, и потому вынужден идти в аптеки, покажет ближайший год. Было сказано, что процедура формирования цен должна стать прозрачной настолько, чтобы те компании, которые завышали цены, вполне могли предстать перед органами следствия и судами в дальнейшем. Это, конечно, многих пугает, но не лечит от провала саму идею.

    Никто также и не учитывает, что в соответствии с российским законодательством иностранные производители лекарств, в том числе категории жизненно необходимых, вынуждены проводить при регистрации (именно она и предстоит по новой методике) дополнительные клинические исследования, независимо от того, что они уже давно проведены по правилам страны-производителя, например, ЕС, Израиля или США. То есть речь идет о жизненно необходимых лекарствах, а не о каплях в нос и перевязочных материалах. Семьдесят процентов денег, которые идут на препараты, приходят от обычного покупателя, а не от государства в качестве компенсации или внесения в список бесплатных лекарств для уже упомянутой категории больных. Прибыли поступают именно оттуда, из частных кошельков, нередко худых.

    Фармацевтические компании и их российские поставщики недовольны тем, что им предстоит, еще и потому, что никто не освободил их от нагрузок по рекламе. А без нее в этой области ничего с места не сдвинешь. При этом она имеет явную и скрытую формы в виде лоббирования через медицинские учреждения. Далеко не бесплатно, разумеется.

    О том, что перерегистрация начнется в наступающем году, уже сказано, но нет ни слова о том, что не все процедуры утверждены, а ведомства полностью готовы.

    Также никто не может сказать, сократится ли вследствие этого рынок жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов. В прошлом году (за отчетные пока девять месяцев) он составил 440 миллиардов рублей. Если что-то пойдет не так, то очень многие производители этой самой важной категории лекарств попросту будут вынуждены уйти с российского рынка, ставшего для них убыточным. В их правила торговли благотворительность никогда не входила, и в ближайшем будущем ей там тоже места не предусматривается, как бы ни хмурились в Минздраве. А компенсационные цены, как уже говорилось, сделают и другие препараты менее доступными.

    Неплохо было бы понять реформаторам очень важную вещь (впрочем, они не могут этого не учитывать, но открыто не говорят): любая задержка в поставке лекарств для больных онкологическими, кардиологическими, сосудистыми, неизлечимыми вирусными заболеваниями, легочными, желудочно-кишечного тракта, костными и так далее будет иметь самые плачевные последствия, которые никакими докладами наверх о дисциплинированном выполнении поручений не компенсируются. Это цена боли.

    Поэтому хотелось бы точнее знать, как все это будет выглядеть и кто в случае неудачи понесет за это персональную ответственность.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик

    Следующая новость