facebook_pixel
  • 20 ноября 2017, 20:12

    Царь‐Миротворец — душитель свобод? Почему Александр III становится образцом для подражания

    Владимир Путин на днях открыл памятник Александру III близ места смерти царя — у Ливадийского дворца в Крыму. Четырехметровый гигант сидит, опираясь на саблю, и смотрит вдаль, на надежно защищенные рубежи империи. Эффектное зрелище и достойная работа, но достаточно ли этого, чтобы памятник «благословил» президент?

    Царь‐Миротворец — душитель свобод? Почему Александр III становится образцом для подражания | Изображение 1РИА «Новости» / Александр Полегенько

    Cлишком уж часто, намеренно и нет, проводятся параллели между эпохой предпоследнего русского царя и современностью. Теперь политическим элитам и народу нужно будет дать себе и друг другу однозначный ответ: хороший Александр III был царь или плохой? Ответ найти крайне сложно, в чем убедился «360».

    Подмораживая Россию

    Александр III пришел к власти в дыму бомбы, брошенной радикальными революционерами в его отца. У нового царя было два варианта: либо пойти навстречу пожеланиям бомбистов и постепенно уйти в историю, расчистив путь для Думы и республики, или же завернуть всех и уйти в глубокую реакцию. Царь-Миротворец выбрал второй путь.

    Именно поэтому в советской историографии и в едва начавшей зарождаться постсоветской царь предстает чуть ли не душителем свобод, автором закона о «кухаркиных детях» и фразы: «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!». Пусть памятник, открытый Путиным, и изобилует историческими неточностями, прекрасно подмеченными проектом «Нечаевщина», его установка однозначно говорит, что эпоха Александра III — «золотой век» России, и это серьезная заявка на полный слом предыдущей историографии. Но сможет ли слом в сторону любви к реакционеру закрепиться в российском народе?

    Последние 17 лет в России формируется и воскрешается охранительная идеология, считает философ и писатель Игорь Яковенко. В соответствии с этим общественное сознание перестраивают на позитивное восприятие реакционеров Николая I и Александра III вместо реформаторов Александра I и Александра II. Цари-реакционеры пытались остановить естественное движение истории, говорит «360» философ, они «подмораживали» Россию.

    «Дело здесь не в противоборстве советской идеологии, а в параметрах охранительной. Эти цари соответствуют сегодняшним понятиям о том, как надо, как должно, поэтому их личности поднимают [на знамя]», — считает Игорь Яковенко

    Александр II, осуществивший множество реформ, от отмены крепостного права до судебной и земской реформы, заметно проигрывает Александру III в. глазах нынешних элит. Такова сложившаяся реальность, отметил Яковенко.

    Но получится ли у элит закрепить этот слом восприятия и заставить широкие массы воспринимать периоды реакции как позитивные или даже лучшие в истории России? Это будет весьма сложный процесс, так как единственным однозначным достоинством эпохи Александра III будет то, что Россия нигде не воевала, уверен Яковенко. По его словам, все остальное правление царя заключалось в том, что в стране в рамках сословного общества шло медленное, противоречивое и относительно стабильное развитие капитализма. Проблемы страны — нищета и необразованность примерно 90% населения страны — не решались, поэтому, когда Александр III умер и пришла эпоха Николая II, случилась революция 1905 года, Февральская революция и все остальное.

    Что касается Николая I (получившего шуточное прозвище Палкин), расстрелявшего декабристов, его начали «реабилитировать» еще семь лет назад, вспоминает философ. «Начали говорить, что он на самом деле был честный служака, пытался перестроить армию. Появилось много авторов, которые искренне разделяют эти идеи. Логика того процесса, который мы с вами обсуждаем, предполагает, что и Николая I скоро будут по-другому подавать «сверху», — подчеркнул Яковенко.

    Цари «золотого века»

    C Яковенко не согласен директор Института русской цивилизации, историк Олег Платонов. По его мнению, Александр III — «изумительный государь», посвятивший свою жизнь возвышению России, сделавший очень многое «и физически, и морально» для ее укрепления. Он построил много необходимого и в военной области: значительно расширил морской флот и другие военные объекты. После его смерти Россия была надежна защищена, уверен Платонов. Те, кто мыслит национальными категориями, быстро смогут перестроиться на правильное восприятие этой эпохи, поделился историк мнением в разговоре с «360».

    Это даже необходимо — отбросить ложное представление о царе как враге свободы и принять представление истинное, выраженное в памятнике Александру III в. Петербурге авторства Павла Трубецкого. Этот монумент в шутку называли «царь-жопой» и «обормотом на бегемоте». Олег Платонов же охарактеризовал памятник как «гениальное произведение», в котором есть главное ощущение эпохи: твердость, основательность и движение вперед.

    Слом в историографии историк объясняет тем, что появляется все больше свидетельств о той эпохе, открываются архивы, которые были закрыты в советские годы.

    «Мы сейчас знаем, что период от начала правления Александра III до конца правления Николая II действительно был золотым веком русской государственности, во всех областях: и в области культуры, в церковной сфере, в строительстве и промышленности», — подчеркнул Олег Платонов.

    Если бы такая модель развития продолжалась, считает Платонов, Россия заняла бы ведущее место в мировой экономике к 70-му году XX века (тогда как СССР занимал лишь второе место), а численность населения к концу 30-х годов должна была стать 350–400 миллионов человек.

    Николай I тоже не нуждается ни в каком «обелении», говорит Платонов. Историк называет «выдумкой» либеральных реформаторов разных эпох тот факт, что Николай I был источником мракобесия и реакции. На его царствование пришлось начало Золотого века русской культуры — Пушкин, Лермонтов, Тютчев творили в его эпоху, что можно поставить царю в заслугу, полагает Платонов. Вряд ли такой расцвет произошел бы в замороженной, скованной среде, какой либеральные историки видят Россию в николаевские годы.