facebook_pixel
  • 10 марта 2021, 19:15

    Конец марта может вернуть Белоруссию в лето-2020. Три сценария протестов глазами политологов

    Председатель КГБ Белоруссии сказал, что в стране ожидаются протесты 25–27 марта. Он назвал три возможных сценария развития событий. По словам политологов, протесты, скорее всего, будут нести несанкционированный характер. По масштабу они будут уступать тем, что были летом, и централизованности в них не будет.

    Конец марта может вернуть Белоруссию в лето-2020. Три сценария протестов глазами политологов

    По словам председателя КГБ Белоруссии Ивана Тертеля, есть три варианта развития событий 25–27 марта.

    В первом случае протестующие подадут заявку на проведение так называемого Дня воли. После этого они соберут людей на площади Якуба Коласа и промаршируют к театру оперы и балета. Далее начнется неконтролируемый выход людей и неизбежное столкновение с силовиками.

    Во втором варианте будет подана заявка на то, чтобы провести официальное мероприятие около площади Бангалор в Минске. После этого людей выведут на несанкционированный митинг в центре города, предварительно устроив им «эмоциональный подогрев». Ну и закончится все провокациями в отношении сотрудников правоохранительных органов.

    В третьем сценарии разрешения на митинг не дадут. Люди попытаются собраться сами, используя чаты в Telegram и других сетях. Координаторы будут призывать народ выходить на несанкционированные акции. Это приведет к возможным столкновениям с силовиками в центре города.

    Разрешения не будет

    Белорусский политолог и бывший член Общественной палаты Союзного государства Николай Сергеев отметил, что сейчас ситуацию в стране активно нагнетают в Telegram-каналах, а людей призывают к подстрекательству. Исходя из этого, власти вряд ли разрешат проведение митингов.

    Той же позиции придерживался и эксперт по белорусско-российским отношениям Юрий Царик. Он рассказал, что заявки на проведение массовых мероприятий 25 марта на площади Бангалор уже поданы. Дальнейшее развитие событий зависит прежде всего от действий властей.

    «Если заявки не одобрят, что наиболее вероятно, то любые возможные собрания в этот день будут иметь незаконный характер. Тогда, естественно, все будет происходить, как и происходило полгода назад, — через чаты в подпольном формате», — сказал эксперт.

    Царик подчеркнул, что тот факт, что заявления КГБ сделаны именно сейчас, уже говорит о том, что власти не намерены одобрять заявки и допускать массовые мероприятия в стране. Все идет к третьему сценарию.

    Нехватка мотивации

    Однако нужно понимать, что протесты, которые могут возникнуть в конце марта, по масштабам не сравнятся с тем, что было летом. Как объяснил Царик, существенная активизация протестов не может произойти на пустом месте.

    «Та социальная база протестов, что была летом 2020 года, во многом разрушена. Она либо репрессирована, либо эмигрировала, либо деморализована. Эта социальная база уже не сможет обеспечить существенный рост протестной активности», — резюмировал эксперт.

    Политолог Сергеев отметил, что период неустойчивости в стране прошел. Власть смогла отразить атаку и теперь держится довольно крепко. Попытки протестов могут быть, но правительство серьезно к этому подготовилось. В стране постоянно проходят аресты и задержания активных организаторов.

    По мнению собеседника «360», протестующие могут попытаться устроить диверсию, но это вызовет у населения только негатив.

    Новый повод

    Протесты могут обрести второе дыхание, если у людей появится новая мотивация. По словам Царика, ею может стать шаткая экономическая ситуация в стране. На прошлой неделе Лукашенко был вынужден одобрить предложение правительства фактически по банкротству Мотовелозавода. Как отметил эксперт, есть целый ряд предприятий, стоящих перед подобной перспективой.

    «В случае резкого ухудшения экономической ситуации, проблем с выплатами зарплат или паники на валютном рынке в стране может начаться уже гораздо более мощная новая волна протестов. И, откровенно говоря, некоторыми своими решениями власть увеличивает вероятность такого развития событий», — заявил Царик.

    Нужны ли протестному движению новые оппозиционные лидеры? Сказать сложно. По словам эксперта, их изначально не было и в первой волне протестов. Эти процессы во многом развивались параллельно. Да, оппозиционные лидеры играли большую роль в активизации общества, но еще большую роль в активизации общества играли сами власти своими ошибочными действиями по целому ряду вопросов.

    Тихановская, Бабарико и другие играли активную роль в публичном пространстве, но с точки зрения организации протестов были не так важны. Людям скорее нужна новая социальная база для протестов.

    Радикализм и саботаж

    Если говорить о том, что в данный момент могут сделать оппозиционеры, то руки у них связаны. Политолог Николай Сергеев считает, что единственное, что они могут сейчас, — это призывать к саботажу, но это малоэффективно. Устраивать бойкоты на госпредприятиях — это самому себе вредить.

    «Было мнение, когда был пик протестов, что будут подобные саботажи. Людей призывали не платить налоги и счета за квартиру. Некоторые попытались, но им как газ и свет отключили, так они и успокоились», — сказал Сергеев.

    В переходе протестов в радикальную плоскость он тоже усомнился, поскольку власти регулярно задерживают диверсантов.

    А вот Юрий Царик отметил, что сбрасывать со счетов радикально настроенных людей не стоит. Их может быть мало, но они несут с собой непредсказуемый элемент.

    «Они могут предпринять какие-то совершенно жестокие действия, в том числе те, о которых говорил глава КГБ, — провокации и силовые столкновения. От того никто и никогда не застрахован», — подметил он.

    В белорусских протестах произошла смена формата. Они стали децентрализованными и перешли на дворовой уровень. Эта смена отражает силовое доминирование властей во внутренней политике. Сейчас потенциала вернуться к централизованным протестам нет.