facebook_pixel
  • 18 июня 2020, 18:31

    Торжество здравого смысла. Почему спустя два года Роскомнадзор разблокирует Telegram

    Спустя два года Роскомнадзор снимает ограничение доступа к Telegram — такое решение ведомство согласовало с Генпрокуратурой. «360» разобрался, на каких основаниях это произошло и почему такое решение не приняли раньше.
    Торжество здравого смысла. Почему спустя два года Роскомнадзор разблокирует Telegram

    Причины разблокировки

    Решение стало итогом переговоров между администрацией Telegram, в том числе лично Павлом Дуровым, с представителями российской власти, пояснил «360» депутат Госдумы Дмитрий Ионин. Он был соавтором законопроекта об отмене ограничений для мессенджера. По словам Ионина, за два прошедших с момента блокировки года Теlеgrаm изменил подход к антитеррористической защите, да и в надзорном ведомстве произошли перемены.

    «Поменялся кадровый состав и Роскомнадзора, и других чиновников, которые выступали такими ястребами и требовали, чтобы Telegram на территории России не было. Переговоры шли, нельзя назвать это [решение] неожиданностью. Я очень рад, что пришли к разумному результату», — добавил Ионин.

    Решение о блокировке принял Таганский районный суд Москвы. Поэтому сейчас предстоит технически проработать вопрос снятия блока. То есть на следующем этапе должно появиться судебное решение, отменяющее решение двухлетней давности. Правовые основания для этого — согласованное с Генпрокуратурой решение Роскомнадзора — теперь есть.

    Торжество здравого смысла

    В апреле Ионин и его коллега депутат Федот Тумусов внесли в Думу законопроект, отменяющий ограничения на использование Telegram и уточняющий порядок использования мессенджеров в России. После решения Роскомнадзора его решили не отзывать.

    Пусть будет юридическая возможность, чтобы не повторить историю с Telegram. Когда власть одной рукой пользовалась им — и пользовалась успешно: информировала население, как пользоваться госуслугами, о доставке граждан из-за рубежа и многое другое. А другой рукой была вынуждена делать вид, что занимается его блокировкой. Тратила на это время и ресурсы. Здравый смысл восторжествовал

    Дмитрий Иониндепутат.

    Ранее в Роскомнадзоре заявляли, что снимут ограничения, только если администрация Теlеgrаm предоставит властям ключи для дешифрования. Дуров уверял, что при сквозном шифровании ключей не существует и их передача невозможна.

    Ранее Павел Дуров поддержал решение о разблокировке. Однако, уточнил журналист Максим Кононенко, никто не знает, будет ли бизнесмен сотрудничать с российскими властями. Создатель Telegram отметил, что пойдет навстречу, усилив механизмы выявления экстремизма, терроризма и так далее. Однако это не может стать основанием для снятия ограничений.

    Кононенко объяснил в разговоре с «360», что по решению суда доступ к мессенджеру будет ограничен до тех пор, пока Telegram не исполнит требования ФСБ и не предоставит информацию для декодирования сообщений.

    При этом мессенджер устроен таким образом, что основные чаты не имеют специфического шифрования, а так называемые приватные чаты существуют по принципу сквозного шифрования, когда ключи дешифровки создаются непосредственно на устройствах, а значит, ни платформа, ни Павел Дуров не имеют к ним доступа.

    Или Роскомнадзор по согласованию с Генпрокуратурой истолковал решение суда так, что достаточно доступа к неприватным чатам и на этом основании можно снять ограничения. Или Павел Дуров убрал сквозное шифрование приватных чатов и нам об этом не говорит. Или Роскомнадзор с Генпрокуратурой „кладут“ на решение суда

    Максим Кононенкожурналист.

    По словам Ионина, мессенджер в самом деле не поделился дешифратором. Но представители власти и Telegram нашли другое решение по обеспечению безопасности с точки зрения защиты от террористической угрозы. Однако нюансов переговоров парламентарий не знает.

    «Это нужно и мессенджеру, чтобы работать нормально в правовой плоскости. И это нужно стране, потому что это, как ни крути, отечественная разработка, передовая цифровая отечественная разработка. Глупо с ней бороться», — заключил Ионин.