• 80 тысяч за ребенка из детдома. Екатеринбургскую соцопеку заподозрили в торговле воспитанниками

    В Екатеринбурге у родителей, желающих усыновить ребенка из детдома, вымогали деньги. Об этом пишет издание The Insider, которое провело собственное расследование и поговорило с людьми, оказавшимися вовлеченными в преступную схему.
    80 тысяч за ребенка из детдома. Екатеринбургскую соцопеку заподозрили в торговле воспитанниками

    Подобрать здоровенького

    Супруги Ирина и Олег живут в Москве, но за ребенком поехали в Екатеринбург — знакомые посоветовали специалиста, работающего в местном детдоме. Им оказалась Елена Геннадиевна Колясникова, ее должность — юрисконсульт отделения № 1 ГКУЗС «Специализированный дом ребенка».

    Елена Геннадиевна сразу начала рассказывать о том, что с детками все непросто. По ее словам, в основном в детдоме живут малыши, которые имеют букет серьезных заболеваний. Но она пообещала «подобрать» им здоровенького. Будущим родителям Колясникова начала высылать фотографии детей, которые могли бы им «подойти».

    «Вы ничего не понимаете: вам нужен здоровый ребенок, у меня есть талант, я уникально подбираю детей, поэтому высылайте мне свою фотографию, посмотрим, кого лучше всего к вам отправить», — пересказала Ирина слова Колясниковой.

    Один из мальчиков паре приглянулся. Елена Геннадиевна рассказала о малыше, его матери и здоровье, а потом озвучила цифру: 80 тысяч — и ребенок ваш. Забрать можно в тот же день. Якобы эту цену назвал ей глава районной опеки.

    Сама Колясникова отвергла в разговоре с The Insider все обвинения: по ее словам, никаких денег за детей она и глава районной опеки у родителей не требовали.

    Социальные сироты и преступные схемы

    Детей, доступных для усыновления, мало. На специальных сайтах для приемных родителей можно увидеть только снимки плохого качества, информации о детях почти нет. Оказалось, что существует много так называемых «социальных сирот» — их родители не лишены прав, а просто сдали их временно в учреждение, из которого могут в любой момент забрать.

    Официально таких детей усыновлять нельзя. Они годами сидят в детдоме, на их содержание государство выделяет немалые деньги. Вот только если находится потенциальная семья, то с матерью ребенка можно договориться об отказе от родительских прав. Ребенок уходит в семью, вымогатели получают деньги.

    Почему не дают усыновлять детей-инвалидов?

    The Insider поговорил также с Валерией, которая смогла удочерить девочку. Она приехала забрать трехлетнюю Карину из филиала дома ребенка во Вьюхино. Там живут отказные с рождения дети, у них нет родителей. По словам женщины, малышку много раз хотели усыновить, но возможных опекунов так запугивали ее страшными диагнозами и инвалидностью, что те писали отказ.

    Валерия же оказалась упрямой, и ребенка ей все-таки отдали. У Карины якобы был порок сердца и ей была проведена операция — по словам приемной мамы, грудную клетку буквально разрезали пополам. Сейчас она сомневается, был ли вообще этот порок сердца. Возможно, смысл операции состоял в том, чтобы оформить ребенку инвалидность.

    По мнению Валерии, отдавать или «продавать» стараются здоровых детей. Малышей с проблемами оставляют в детдомах, чтобы получить доступ к их деньгам. Схема здесь чудовищная и простая одновременно. К 18 годам ребенка-инвалида оформляют в следующее государственное учреждение как недееспособного. А его деньги и часто даже жилье оказываются в руках у взрослых из соцопеки.

    Следственный комитет после публикации статьи в издании The Insider начал проверку. Следователям предстоит разобраться, требовали ли органы опеки Екатеринбурга деньги за усыновление приемных детей.

    В Свердловской области проводится доследственная проверка по сообщению СМИ о неправомерных действиях должностных лиц органов опеки и попечительства при передаче детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, под опеку приемным родителям, и о ряде иных противоправных фактов

    — СК.

    Сейчас следователи опрашивают сотрудников опеки и детдомов, а также ищут возможных пострадавших от действий мошенников.

    За чертой города

    Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман рассказал «360», что все детские учреждения для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находятся в ведомстве области, а не города. Он отметил, что проблемы в этой сфере есть давно и он о них знает. В качестве примера он привел историю Юлии Савиновских, у которой отобрали детей из-за того, что она сделала операцию по уменьшению груди.

    «Город не может влиять на органы опеки, они находятся в ведомстве министерства соцзащиты, губернатора области. Про эти истории я знаю давно, информация докатывалась. Опека проявила себя в деле Юлии Савиновских, когда двух детей, которых она буквально подняла на ноги, у нее отняли», — сказал он.

    По словам Ройзмана, он верит в правдивость статьи Insider. После выхода материала глава Екатеринбурга отправил в ряд государственных инстанций обращения.

    Как только я эту публикацию увидел, я подготовил обращение в генеральную прокуратуру, в Следственный комитет, Москальковой, Кузнецовой (Татьяна Москалькова и Анна Кузнецова — уполномоченные по правам человека и ребенка — прим.ред.) и в местные органы. Эти вещи надо проверять. Судя по всему, большая часть информации соответствует действительности

    — Евгений Ройзман.

    Ройзман рассказал, что к нему на прием часто приходят сироты, которых разными способами лишили жилья, предоставленного государством.

    Претензии — только к документам

    Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков в разговоре с «360» заявил, что сотрудничество со Следственным комитетом по этой теме идет. Однако к ним никто с подобными заявлениями и жалобами на ситуации в детдомах не обращался.

    «Безусловно, эту публикацию мы без внимания не оставили. К нам поступило обращение из Следственного комитета по Свердловской области. Они попросили нас предоставить информацию о том, поступали ли к нам обращения граждан по этому поводу, конкретно — по органам опеки и попечительства. Могу сразу сказать, что подобных заявлений у нас не было», — сказал он

    Мороков добавил, что по возможности проверяются документы на квартиры и финансы несовершеннолетних детей-сирот. По словам омбудсмена, претензии были только к оформлению документов, а в остальном все соответствует закону.

    Сама эта проблематика для нас не новая. Мы постоянно эту тему отслеживаем. Когда мы бываем в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, мы обязательно изучаем вопросы, связанные с обеспечением имущественных прав

    — Игорь Мороков.

    Он добавил, что сейчас в Свердловской области ощутима общероссийская тенденция, идет снижение числа лишений родительских прав. На сегодняшний день в учреждениях для сирот находится порядка 1500 детей.

    Дело Юлии Савиновских

    В сентябре 2017 года органы опеки Свердловской области забрали двух приемных мальчиков у Юлии и Евгения Савиновских. Причиной изъятия сыновей стала операция, которую женщина провела ранее — удаление молочных желез. По словам Юлии, она сделала это, потому что седьмой размер груди доставлял ей неудобства.

    Савиновских просила Орджоникидзевский районный суд вернуть детей, а также признать незаконным лишение ее статуса опекуна, но получила отказ. В областном суде ей тоже не помогли.

    Суд счел, что Савиновских идентифицировала себя как мужчину, а однополые браки в нашей стране не разрешены и противоречат традициям и менталитету россиян. Сама Савиновских назвала выводы суда бредом и заявила, что не собирается менять пол.

    На данный момент детей женщине не вернули. Юлия прошла экспертизу в Свердловской областной клинической психиатрической больнице, которая не выявила у нее никаких психических отклонений, мешающих ей быть приемной матерью.