• 27 октября 2018, 11:34

    Террористы в ползунках. Что происходит с сознанием детей, увлеченных идеей убийства

    Две американские школьницы арестованы во время подготовки массового убийства в школе. В Китае захвачена взрослая женщина, покалечившая малышей в детском саду.

    Россия еще не оправилась от трагедии в Керчи, и это вряд ли когда-нибудь произойдет. Погибших не вернуть, а будущие малолетние убийцы продолжают тайно впитывать ненависть к человечеству, которую вымещают на тех, кто ближе и наименее защищен, — своих же одноклассниках.

    Я бы поставил в тот же возмутительный ряд и бесланскую трагедию, и случившееся когда-то на мюзикле «Норд-Ост» в Москве, на Дубровке, потому что и там террор был направлен, по существу, на детей и оказавшихся рядом взрослых. Невозможно себе представить, чтобы дети, которые выжили или стали невольными свидетелями трагедий с помощью СМИ, не поняли самого страшного: они не защищены не только от взрослых террористов, но даже от самих себя.

    Когда человек чувствует свою беспомощность, он вынужден приспосабливаться и зачастую видит выход в накачивании мышц и в отказе от самого принципа гуманности. Так начинает формироваться сознание будущего террориста, который таковым себя даже не считает. Он думает, что проявление безразличия со стороны взрослых и сверстников и есть принятая в обществе доктрина общего террора. И в этом представлении становится своего рода партизаном, наносящим упреждающие удары противнику, которого сам для себя назначил и воспринимает как реальную вражескую силу.

    Психиатры бы сказали, что это одна из форм буйного помешательства. Спецслужбы и полиция — что это следствие вербовки психически неустойчивых детей в террористические группы. Правительство бы решило, что виной всему отсутствие должного контроля со стороны педагогов и полиции. Но никто бы не сказал, что причина кроется в глобальном социальном разложении в обществе, которому уже очень давно нет дела до происходящего и наверху, и внизу. Нет дела еще и потому, что не верит в собственную способность на что-нибудь влиять. Эти дети уже знают, что 80% богатств страны контролируют 5% влиятельных семей, а остаток у 95%.

    О том, что случилось в Керчи, какому именно примеру следовал убийца, было ли причиной психическое расстройство или же он ослепил себя сам, много сказано и еще больше будет говориться в ближайшие годы. Но лента новостей продолжает работать исправно и поставляет еще одно тревожное сообщение — на этот раз из солнечного штата Флорида в США.

    Две девочки, 11 и 12 лет, были захвачены в туалетной комнате, когда они, вооруженные ножами, готовились совершить «сатанинское» нападение на младших учащихся своего же образовательного учреждения. Оказалось, что мама одной из школьниц, видимо, давно уже обеспокоенная тем, что дочь прогуливает уроки и занята чем-то предосудительным, установила в ее вещах жучок. Он отправил ей сигнал, что дочери нет в классе, и женщина позвонила в администрацию школы. По другим данным, в учреждении существовала автоматическая система наблюдения за посещаемостью, которая и просигналила матери. Девочку стали искать и нашли в том самом туалете. Если бы не это, крови бы было море, причем крови малолетних детей, неспособных защититься и никак не ожидавших стать врагами двух несмышленых, казалось бы, учениц.

    Сейчас прокуратурой штата решается вопрос о применении к детям статьи уголовного кодекса о подготовке убийств, из субъекта которой исключены несовершеннолетние. Обвинения в хранении и скрытом ношении оружия, а также нарушении школьного распорядка уже предъявлены. CNN сообщает, что дома у девочек прошли обыски, результаты которых свидетельствуют о долгой подготовке. Об этом говорят их электронные гаджеты, страницы в соцсетях и запросы в интернете. В школе выставлена полицейская охрана, подключившиеся психологи пытаются выяснить, кто еще был заражен сатанинскими идеями ритуальных убийств. Девочки планировали «вкусить плоти и напиться крови» малолетних жертв, а затем покончить с собой.

    В ту же ленту новостей пришло еще одно трагичное сообщение о нападении на детей, правда, на самых маленьких — в детском саду. На этот раз речь идет о 39-летней женщине из провинции Чунцин в Китае. Случай произошел в жилом районе Банань. Об этом сообщило издание South China Morning Post, а сама информация размещена в агентстве Lenta.ru. Китаянка застала детей на утренней зарядке на свежем воздухе. Она была вооружена ножом и успела нанести несколько ранений. Ее немедленно захватили полицейские, а пострадавших отправили в больницу. Женщина якобы поссорилась с мужем и решила выместить ненависть к обществу на чужих детях. Так, во всяком случае, говорят местные жители, которые даже засняли момент ее задержания и отправки детей в больницу.

    И это в Китае не единственный случай, когда взрослые нападают на детей. В июне этого года 29-летний мужчина убил двух школьников в Шанхае. Он тоже кричал о том, что общество в ответе за социальную несправедливость и должно это прочувствовать, оплакивая своих чад.

    В правоохранительной системе СССР, а именно в органах милиции, существовали специализированные подразделения, занимавшиеся только детскими проблемами. Это были инспекции по делам несовершеннолетних и отделы в системе уголовного розыска. В одни набирались волевые женщины с педагогическим и юридическим образованием, а в другие — опытные оперативники с внушительным стажем работы. Эти должности в уголовном розыске изначально находились на верхней планке внутреннего табеля о рангах — офицеры всегда были старшими инспекторами или позже старшими оперуполномоченными с высоким потолком специальных званий. Оперативные разработки они вели своими, отличавшимися от других методами. Подобная должность была представлена во всех низовых подразделениях уголовного розыска, и такой офицер не мог даже делить с кем-либо кабинет. Набор в десятый отдел МУРа, специализировавшийся на этих делах, был особенно строг. Требовались характеристики о нравственности. К тому же негласно существовал низовой возрастной ценз. Приоритет при наборе был у тех, кто имел кроме юридического образования еще и педагогическое.

    В каком положении сейчас находится эта служба, сказать трудно, потому что, в отличие от того «нетехнологичного» времени, нынешние дети имеют доступ к информации в гигантских масштабах, которые не проконтролировать ни одному полицейскому. Нет в российском обществе и той идеологии, что при всей своей ущербности имела положительные черты. Не всех она могла охватить, но большая часть детей была научена ценить то, что теперь воспринимается ими же как «отстой»: честь, достоинство, трудоспособность, верность, альтруизм и прочие черты из мира гуманности, а не алчной жестокости. Это объективное явление, свойственное всем нынешним «продвинутым» цивилизациям. Лишь кое-где на Кавказе еще пытаются сохранить тот общественный климат воспитания детей, но вряд ли это получится. Все потому, что не забыты недавние войны и те, кто в них участвовал еще почти в детском возрасте, сегодня руководят органами правопорядка и спецслужбами. Они и сами травмированы недавней историей, а сегодня должны дружить с теми, кого считали врагами в детстве.

    Такая же тревожная атмосфера сохраняется и в других регионах страны, но с поправкой на собственные обстоятельства, носящие, скорее всего, общий характер. Неслучайно последний трагический случай произошел на юге России, в Крыму, а то, что случилось в Беслане и на мюзикле на московской Дубровке, происходило с участием как раз выходцев из кавказского поколения «отцов и детей войны». Мир с печатью неотомщенных потерь был им противен, а прошлое, с его кровью и алчностью, почти свято. Они и посягнули на детей и взрослых около них. Да и вскормлены были на террористической баланде лжерелигий и геополитического вранья.

    В советское время тоже случались трагедии, в основе которых лежали не массовые явления, свойственные всем гражданским войнам, а жалкая канцелярщина идеологов, не имеющих даже шанса достучаться до детского сердца и неоформленного еще сознания.

    Чего только стоит ошеломившее общество даже в условиях отсутствия гласности в СССР убийство двух друзей 12 лет, одноклассников Новикова и Зюзина, в начале 80-х! Они были жестоко убиты (более 90 ножевых ранений у каждого), над ними надругались, а тела сбросили в тепловые коллекторы на пустыре в Тимирязевском районе Москвы. Убийц взяли — ими оказались трое несовершеннолетних и один взрослый по фамилии Быков, который только за месяц до этого еще считался малолетним. Он был уже судим за грабеж, жил развязной жизнью уголовника. Быков решил обучить беспримерной жестокости трех мальчиков 14 лет из вполне благополучных семей. У одного из них отец даже служил в органах государственной безопасности, а у второго был заметным научным работником.

    Тогда тоже задались вопросом, почему эта разнузданная шайка малолеток вдруг остановила двух гуляющих за домами мирных мальчишек, грубо надругалась над ними и жесточайшим образом их убила. Ответили оперативники сами себе, избежав этого в отчетных справках. Не потому все произошло, что не было достаточного контроля за детьми (как раз все они уже состояли на специальном криминальном учете в МВД), а потому что общий настрой на ложь и беспомощность маленьких людей перед большими и императивными стал их обучающей программой. А она усваивается детьми куда эффективней, чем официальные реляции, отдающие дремучей канцелярщиной. Прибавьте в наши времена к этому мощность интернет-общения в агрессивной среде, и картина примет вид законченности.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик