facebook_pixel
  • 20 мая 2019, 12:57

    29 убитых, 35 задержанных. Почему террористы устроили второй за полгода бунт в колонии Таджикистана

    Вечером 19 мая в ИК № 3/2 таджикского города Вахдата вспыхнул бунт. Содержащиеся там террористы, намереваясь сбежать, убили троих сотрудников и нескольких заключенных колонии. За последние полгода это второй бунт с участием экстремистов, произошедший в таджикских тюрьмах. Один из местных политологов рассказал «360» подробности и причины произошедшего в Вахдате.

    29 убитых, 35 задержанных. Почему террористы устроили второй за полгода бунт в колонии Таджикистана

    Бунт в колонии

    По сообщениям Министерства юстиции республики, бунт заключенных вспыхнул 19 мая, около 20:30. 30 осужденных за участие в запрещенной в России террористической организации ИГИЛ* убили троих заложников-охранников. Заключенные не реагировали на просьбы администрации ИК прекратить бунт и требовали немедленного освобождения. В настоящее время правоохранители подавили протест и взяли ситуацию под контроль.

    «В процессе переговоров возник вооруженный конфликт между самими осужденными, которые оказали сопротивление с ножами и другими острыми предметами, ранив несколько сотрудников охраны учреждения. В результате принятия со стороны администрации неотложных законных мер по наведению внутреннего порядка колонии среди особо опасных мятежников имеются жертвы», — добавили в пресс-службе ведомства.

    В свою очередь, радиостанция «Озоди» сообщала, что конфликт в колонии, известной как «Кирпичная зона», произошел между осужденными-сторонниками запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир»** и надзирателями. Сейчас в ИК содержатся около 1,5 тысячи заключенных, большая часть — осужденные по политическим и террористическим статьям. В частности, там отбывают наказание члены запрещенных в Таджикистане экстремистских группировок «Хизб ут-Тахрир»**, «Партии исламского возрождения» (ПИВТ), салафиты и другие.

    Зачинщики и убитые

    «Непосредственными руководителями являются Бехруз Гулмурод — сын бывшего полковника-предателя Гулмурода Халима, убитого в Сирии; Фахриддин Гулов, Махмадулло Шарипов и Рухулло Хасанов», — сообщили медиа-группе Asia-Plus в службе Минюста Таджикистана.

    Бехруз Гулмурод — сын экс-полковника республиканского ОМОН Гулмурода Халима, примкнувшего к игиловцам и убитого в Сирии. В июне 2017 года Бехруза приговорили к 10 годам колонии за пособничество в преступлении и наемничество.

    25-летний Фахриддин Гулов, приговоренный к 26 годам лишения свободы, был главарем группировки, планировавшей серию терактов в Душанбе. Открытой информации о других зачинщиках бунта нет.

    «От полученных ножевых ранений, нанесенных заключенными, погибли майоры Бурхониддин Муродов и Абдуджаббор Халимов, а также старший лейтенант Махмуд Асоев», — добавили в пресс-службе.

    После убийства сотрудников ИК бунтовщики освободили восьмерых игиловцев из штрафного изолятора и для устрашения убили пятерых известных заключенных. В том числе политического оппозиционера Саида Киемиддина Гози, осужденного за разжигание вражды, измену родине и публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя. Кроме него погибли лжепророк Саидмахдихон Сатторов и активный член ПИВТ Саттор Каримов, а также были избиты и ранены десятки других заключенных. Бунтовщики подожгли медсанчасть и взяли в заложники нескольких заключенных и сотрудников ИК.

    «В результате ответной операции, которая проводилась в соответствии с законом, были обезврежены 24 члена этой группы, а 35 других были задержаны. Лица, взятые в заложники, были освобождены», — пояснили в пресс-службе Минюста.

    В свою очередь, замминистра юстиции и начальник главного управления исполнения наказаний Таджикистана Мансурджон Умаров сообщил РИА «Новости», что во время конфликта и подавления бунта в ИК погибли 29 осужденных, восемь из которых убили сами заключенные.

    Независимая комиссия

    Политический эксперт по Средней Азии и Таджикистану Бахтиер Сатори уверен, что во время бунта никому из заключенных бежать не удалось. В ноябре 2018 года похожее восстание, также с участием осужденных за терроризм, произошло в колонии Худжанда. Тогда, по официальной информации, погибли 23 человека, в том числе двое сотрудников колонии. По неофициальным данным, были убиты около 50 человек, еще 180 получили ранения. После того случая сотрудники ГУИН, рассказал Сатори, отработали схемы действий в подобных ситуациях.

    По его словам, информация о 29 погибших вполне может быть достоверной. Однако то, что восьмерых осужденных убили сокамерники, он назвал «раскрашиванием истории». Скорее всего, во время подавления бунта сотрудники ИК стреляли по бунтовщикам и попадали в невиновных.

    «Чтобы пролить свет на эту историю, нужна независимая комиссия. Чтобы посмотреть, из-за чего погибли те, кто в бунте не участвовал. Если пулевые ранения — это одно, если ножевые — то тогда еще можно подумать. Но в Худжанд ее тогда не пустили», — добавил политолог.

    Жара и пост

    Сатори пояснил, что, по официальным сведениям Минюста, бунт произошел из-за того, что заключенные требовали их освободить. Других источников информации в республике нет. Однако, по его мнению, из произошедшего можно сделать вывод о том, что происходит в таджикских колониях. Май в республике выдался жарким. Духота в камерах отягощается постом, который сейчас держат мусульмане: в течение светового дня они не только не едят, но и не пьют воду. Поэтому любые замечания и давление сотрудников ГУИН вызывают острое недовольство.

    «Люди на нервах. Думаю, люди просто устали ждать и терпеть. Люди просто встали. Потому что терпеть то, что происходит в тюрьмах Таджикистана, просто невозможно. Об этом многие говорят», — добавил он.

    По сведениям Сатори, сейчас в Таджикистане сроки за терроризм отбывают не менее 500 человек. Кроме того, примерно столько же осуждено за экстремизм и запрещенную религиозную деятельность. Держать их вместе с другими заключенными — «коварный план», уверен Сатори. Настоящие террористы способны увеличивать свои ряды где угодно, даже в тюрьмах. Через общение они вербуют все новых и новых членов. А сейчас в тех колониях держат политических заключенных, недовольных властью в республике.

    «С политическими очень опасно. У них сравнительно небольшие сроки, и когда-то они выйдут на свободу. Думаю, кто-то решил окончательно разрешить этот вопрос. Поэтому это и произошло. Такие случаи у нас периодически происходят», — сказал эксперт.

    Чтобы остановить дальнейшую радикализацию тюрем, считает политолог, необходимо в корне пересмотреть всю исправительную систему страны. И не только отделить террористов от других осужденных, но и ввести в колониях гражданский контроль. А сейчас система ГУИН крайне закрытая и никто не знает, как живут заключенные и что с ними происходит. А если не остановить радикализацию колоний, то такие случаи будут происходить все чаще и чаще.

    *«Исламское государство»/ИГИЛ, **«Хизб-ут-Тахрир» — запрещенные в России террористические организации.