• Таблетка от геймерства. Кому выгодно признание игромании болезнью?

    Всемирная организация здравоохранения включила в Международную классификацию болезней игровое расстройство. Текст документа приняли год назад, а в рамках 72-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения его официально утвердили.
    Таблетка от геймерства. Кому выгодно признание игромании болезнью?

    Хроническая игромания

    Новая классификация ВОЗ вступит в силу 1 января 2022 года. Игровое расстройство в ней записано сразу после зависимости от азартных игр.

    Эксперты ВОЗ ссылаются на исследования, согласно которым игровое расстройство затрагивает лишь небольшую часть людей, однако такие все-таки есть. Решение аргументируют тем, что любители игр должны контролировать время, проведенное за этим занятием, особенно если оно мешает другой ежедневной активности.

    По словам психологов, из-за чрезмерного увлечения играми происходит деградация личности, причем не только на психическом уровне. Как рассказал «360» клинический психолог, ведущий канала «Доктор» Михаил Хорс, из-за азарта может происходить расстройство той части мозга, которая отвечает за выработку дофамина и серотонина. Эти гормоны ответственны за хорошее настроение.

    Игроманы этот участок [мозга] сначала стимулируют играми, а потом без стимуляции он перестает правильно работать и не выделяет нужные гормоны. Поэтому игроман без игры чувствует себя несчастным. Для него мир становится серым. Это биологическое расстройство

    Михаил Хорс.

    Есть еще и психологическое расстройство. Здесь симптомы схожи с другими типами зависимости: когда человек перестает заниматься своими рутинными обязанностями, уходит из семьи, бросает работу. По мнению Хорса, это не лучше наркомании, только человек внешне выглядит приличнее, поэтому со стороны не кажется, что он болен.

    Битва за игры

    В то же время, как сообщил сайт PC Gamer, представители игровой индустрии не намерены сдаваться и уже обратились к ВОЗ с просьбой пересмотреть это решение. Совместное заявление поддержали игровые ассоциации и организации из Европы, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи, Южной Африки и Бразилии.

    «ВОЗ является уважаемой организацией, и ее руководство должно основываться на регулярных, всеобъемлющих и открытых обзорах, подкрепленных независимыми экспертами. „Игровое расстройство“ не основано на достаточно убедительных доказательствах, чтобы оправдать включение его в один из важнейших документов ВОЗ», — говорится в заявлении.

    То, что люди не могут принять игровое расстройство за настоящую болезнь, по мнению врачей, связано с тем, что оно слишком распространено. Хорс привел известный пример с алкогольной зависимостью. Когда женщины сами наливают своим мужьям спиртное, не желая признавать себя женами алкоголиков.

    «Людям не очень приятно признавать себя зависимыми и больными. Какой-нибудь депутат — а у него сын играет часами, — поэтому он и говорит: „Ну что это за болезнь, дурака валяет“. Такое же сопротивление есть и у алкоголиков, и у семей алкоголиков, и у курильщиков. Поэтому большинство курильщиков, алкоголиков, игроманов и других „манов“ себя очень не хотят признавать зависимыми. Общество, их близкие, естественно, тоже не хотят», — объяснил психолог.

    Но тут нужно и важно отличать увлечение от мании. В конце концов, люди занимаются спортом, наукой, читают книги, смотрят фильмы и даже работают тоже, как говорится, запоем. Причем часто так же, как и в случае с играми, это происходит в ущерб повседневным активностям, общению и полноценному человеческому развитию. Да и как быть с киберспортом? Если игровое расстройство — это болезнь, как подготовиться к Олимпийским играм, о включении киберспорта в которые так много говорят в последнее время?

    «Игры абсолютно разные. Нельзя их под одну гребенку. Есть абсолютно разные жанры, абсолютно разные форматы. <…> Это может быть большое искусство, это может быть инди, спорт, сериалы — все очень разное. Есть игры, которые паразитируют на механиках подсаживания, особенно на мобильных платформах, работающих как free-play. Когда игра бесплатная, но в ней можно что-то купить. Моя девушка сейчас сидит играет в своего „Султана“. Важно этот момент понимать, что некоторые игры специально делают так, чтобы им нужно было постоянно уделять время, чтобы в них народ возвращался», — прокомментировал решение ВОЗ блогер, продюсер FXA Studiо Антон Логвинов в интервью «360».

    Таблетка от геймерства. Кому выгодно признание игромании болезнью? | Изображение 1
    Источник фото: flickr

    Логвинов призвал не наводить панику. Во-первых, ассоциации не бессильны и действительно могут надавить на ВОЗ. А во-вторых, борьба с геймерством перекочевала еще из XX века. Проблемы у индустрии начались с выходом первого Mortal Kombat в 1992 году. С тех пор принималось большое количество документов, делались заявления, однако в 2019-м вышла уже 11-я часть игры.

    Ищите денежки

    Есть и еще один важный момент. Решение ВОЗ — не война с игровым миром. Это еще и возможность для человека, у которого есть страховка, обратиться по ней за помощью. Ведь с 2022 года игровое расстройство будет такой же болезнью, как грипп, который можно будет лечить даже по документам.

    Они приняли это решение, чтобы люди, у которых есть проблемы, которые чувствуют, что у них есть зависимость, могли по страховке лечиться, чтобы это было официальным заболеванием. Вот здесь я не вижу ничего плохого

    Антон Логвинов.

    А еще это возможность заработать. Если появилась новая болезнь, которую можно лечить, понадобятся специалисты и новые помещения. Как считает Логвинов, нововведение с играми — это повод, чтобы «еще больше рехабчиков открыть, чтобы еще больше людей могли на этом деньги заработать». В конце концов, почему нет?