• «Существует строительная мафия». Как в Калуге снесли образец деревянного модерна начала XX века

    В Калуге сломали одноэтажный дом, построенный в 1910 году, — один из двух оставшихся в городе произведений деревянного модерна. Примерно год назад активисты из проекта по сохранению исторической среды «Том Сойер Фест», потратив около 300 тысяч рублей, отреставрировали это строение.
    «Существует строительная мафия». Как в Калуге снесли образец деревянного модерна начала XX века

    Дом не был официально признан ветхим или аварийным. Практически сразу после реставрации его выкупил частный инвестор, расселил жильцов, а строение начал сносить. Активисты обратились к властям. Городской голова Калуги Дмитрий Разумовский призвал остановить снос, но было уже поздно. От дома осталось лишь около трети.

    Надо досконально разобраться

    Представитель «Том Сойер Феста» Андрей Кочетков рассказал «360», что когда велись реставрационные работы, дом имел собственников и находился в хорошем состоянии. После того как фестиваль закончился, квартиры в здании были выкуплены застройщиком. Также был расселен и соседний дом.

    «Насколько я понимаю, застройщик собирается строить на этой территории высотное жилье», — сказал Кочетков.

    «Существует строительная мафия». Как в Калуге снесли образец деревянного модерна начала XX века | Изображение 1
    Дом до реставрации. Источник фото: соцсети

    Дом реставрировался на средства спонсоров и партнеров фестиваля «Том Сойер Фест». По словам Кочеткова, теперь их никто уже не вернет.

    Здание до 2008 года являлось объектом культурного наследия. Это дом губернского инженера и архитектора Александра Яковлева, рассказал активист.

    «Это дом, который он строил для себя, что уже говорит о качестве постройки. Сам статус его хозяина», — напомнил Кочетков.

    По словам представителя движения, в 2008 году дом по неизвестным причинам вывели из списков объектов культурного наследия. После окончания реставрации планировалось поднять вопрос о восстановлении здания в прежнем статусе.

    «Все видели качество постройки и исторический бэкграунд. Пока эти разговоры происходили, дом был снесен. Видимо, от греха подальше», — сказал Кочетков.

    Он считает, что подобные действия в такой ситуации уже стали стандартной технологией. Объекты часто сносятся в дни новогодних каникул, праздников. Так произошло и с домом архитектора Яковлева: его сломали с утра в воскресенье, когда у противников сноса не было возможности оперативно отреагировать.

    Вряд ли можно заподозрить нынешнего владельца дома и застройщика в выводе здания из списка объектов культурного наследия, отметил активист. Однако сам факт потери данного статуса вызывает интерес.

    «Существует строительная мафия». Как в Калуге снесли образец деревянного модерна начала XX века | Изображение 2
    Дом после реставрации. Источник фото: соцсети

    «Это происходит повсеместно. Мы уже перестали удивляться. В Самаре, например, за семь лет вывели из реестра около 200 различных объектов», — сказал Кочетков.

    Теперь доказать что-либо будет очень сложно, подчеркнул он. Все действия застройщика законны, поскольку на момент сноса дом архитектора Яковлева объектом исторического и культурного наследия не являлся.

    «Мы будем дальше следить за развитием ситуации. В Калуге есть еще один подобный дом, собственники которого никуда из него выезжать не хотят. Их просто так оттуда не сковырнешь. Надо досконально разобраться в случившемся и понять, чему это может нас научить», — считает представитель движения «Том Сойер Фест».

    После того как городской голова Калуги приказал приостановить снос дома архитектора Яковлева, от здания осталась примерно треть. При желании и наличии средств можно было бы восстановить его полностью, отметил Кочетков. Однако замена исторических зданий новодельными копиями является предметом для дискуссии, считает он.

    Профанация полная

    Архитектор, реставратор деревянных храмов Александр Попов отметил, что здания в стиле модерн в России уже давно ставятся на учет как объекты исторического и культурного наследия. Все зависит от статуса конкретного здания. Если бы снос коснулся исторического здания, то такое деяние повлекло бы за собой возбуждение уголовного дела.

    «Если снесен памятник, то, конечно, можно уголовное дело открывать. А если это был обычный дом, то ничего не будет. По закону ничего невозможно сделать», — сказал Попов.

    Заключение постфактум о принадлежности снесенного дома к охраняемым объектам может дать только эксперт на основании определенных данных и с соблюдением законных процедур, пояснил архитектор. Если памятника уже нет, то поставить его на учет практически нереально.

    «Памятник можно восстановить, пока он существует. Восстановление после сноса — уже „новодел“. Но у нас и стоящие на учете памятники сносят, и за это ничего не бывает», — посетовал Попов.

    Реставрация в России подобных строений является большой сложностью из-за отсутствия реставраторов необходимой квалификации, отметил эксперт. Существует множество фирм, получивших лицензию на этот род деятельности, но они не имеют никакого отношения к реставрации.

    «Это по большей части строительные фирмы. Существует строительная мафия, которая на корню все берет», — пояснил архитектор.

    При этом в стране даже нет образовательных учреждений, которые бы готовили специалистов по реставрации. А их наличие в реставрационных компаниях обусловлено законами.

    «Специалистов нет. Лицензии должны выдавать после жесточайшего отбора: кому можно, кому нельзя. И тем не менее. Все профанация полная», — считает Попов.

    Самое печальное во всем этом — то, что государство выделяет деньги, отметил эксперт. Однако на эти деньги памятники только уничтожаются.

    «К великому сожалению, все так происходит. Миллиарды уходят словно в песок», — подытожил Попов.

    «Существует строительная мафия». Как в Калуге снесли образец деревянного модерна начала XX века | Изображение 3
    Источник фото: соцсети

    Средства активистам не вернут

    Юрист Тимур Маршани уверен, что активистам «Том Сойер Феста» не удастся вернуть средства, вложенные в реставрацию дома архитектора Яковлева, поскольку это делалось безвозмездно. Вопрос сноса дома законным собственником или пользователем, поскольку здание не было признано историческим памятником, может решаться с учетом мнения администрации. Если были законные права на снос, то ограничить их не мог никто.

    «Только при признании этого дома памятником архитектуры возможны были бы ограничения на снос, реконструкцию или перепланировку. Поскольку таковых условий не было, все затраты, связанные с реставрацией, возвращены быть не могут. Это безвозмездные вложения, связанные с улучшением интерьера и содержания дома», — пояснил юрист.

    Решение о сносе дома, по его словам, должны были принимать местные органы самоуправления или соответствующая администрация субъекта. Если права собственника на здания были законными, то ограничить его действия по реконструкции или сносу никто не мог, еще раз подчеркнул Маршани.