• Суд одной стороны. О чем говорят в Нидерландах через 5 лет после крушения MH17

    Пять лет назад в Донбассе рухнул пассажирский Воеing «Малайзийских авиалиний». Погибли 298 человек. Для России авиакатастрофа MH17 обернулась крушением отношений сразу с несколькими государствами. Запад и Украина поспешили назначить Москву виновной. Что удалось узнать следствию за эти пять лет? Об этом «360» рассказал политолог из Нидерландов и автор книги о трагедии в Донбассе Йост Нимоллер.
    Суд одной стороны. О чем говорят в Нидерландах через 5 лет после крушения MH17

    Катастрофа над Донбассом вошла в десятку крупнейших в мире по числу погибших. Она произошла 17 июля 2014 года, когда самолет «Малайзийских авиалиний» следовал из Амстердама в Куала-Лумпур. В том, что борт сбили, не сомневается ни одна из сторон. Части самолета упали в Донецкой области, в районе вооруженного противостояния между правительственными силами и формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

    Вопросы без ответов

    Главный вопрос — кто выпустил ракету? — остается без ответа. Следствие считает, что снаряд направил российский ЗРК «Бук». Накануне Совет ЕС обратился к России с просьбой взять ответственность за катастрофу. Москва решительно осуждает такой подход. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что Россия не считает следствие объективным, и напомнил, что Россия с самого начала предлагала свое участие в расследовании, но получила отказ.

    Накануне пятой годовщины трагедии Малайзия также осудила расследование. Премьер-министр страны Махатхир Мохамад заявил, что виновные в запуске до сих пор не найдены. Ранее он также назвал результаты работы Совместной следственной группы «антироссийскими и политизированными».

    Суд одной стороны. О чем говорят в Нидерландах через 5 лет после крушения MH17 | Изображение 1
    Заседание Совместной следственной группы в Нидерландах. Фото: РИА «Новости»

    С этим согласен и политолог из Нидерландов Йост Нимоллер, который ранее написал книгу о падении Boeing в Донбассе. «Мы говорим не о рядовом суде, где обе стороны показывают свои доказательства и свидетельства. Суд по делу MH17 односторонний», — сказал он «360».

    Что смущает специалистов

    По мнению Нимоллера, главная проблема этого дела — отсутствие объективности. С самого начала следствие искало подтверждения вины России, которую назначили виновной. Учитывали лишь данные и заявления в пользу данной теории.

    «Неудивительно, что для них это оказалось довольно трудно, ведь таких свидетельств не очень много. Я говорю о том, что можно считать реальным доказательством», — объясняет Нимоллер. Он отметил, что данные украинской стороны также не являются надежными.

    Нидерланды подтвердили, что получили от украинских спецслужб разные материалы, в том числе записи телефонных разговоров. Но у них очень большие вопросы к достоверности этих украинских источников

    Йост Нимоллер.

    «В целом я вижу, что расследование ведется непрозрачно, а все заявления тут политические, они делаются только для СМИ», — говорит Нимоллер. И отмечает, что по правилам суд вообще должен был проходить на Украине.

    «Части самолета упали на их территории. По международному закону Украина является ответственной стороной. Конечно, было много голландцев погибших, это был совместный рейс Нидерландов и Малайзии. Но это не очень веская причина для переноса суда в Нидерланды. Похоже, что такое решение принималось на эмоциях», — полагает Нимоллер.

    Что говорят в Нидерландах?

    Для жителей Нидерландов спустя пять лет поменялось немногое. Память о трагедии жива, и люди до сих пор очень злы, рассказывает собеседник «360». Многие предпочитают винить Россию — и их в этом трудно упрекать.

    Что думают родные погибших? Трудно сказать. Тут приветствуется точка зрения о вине России. Кто согласен с этим, тот часто озвучивает это в СМИ. А несогласные предпочитают молчать

    Йост Нимоллер.

    Игнорирование альтернативных точек зрения в западных СМИ Нимоллер называет большой проблемой, потому что часть фактов в этом случае просто не получает огласки. Граждане видят искаженную картину. Это устраивает не всех.

    «Люди хотят знать, что произошло, но не получают ответов. Они злы, они скорбят, они не понимают, что случилось и почему», — пояснил политолог. По его мнению, рассчитывать на объективное расследование в ближайшее время не стоит.

    «К сожалению, отношения между Россией и Нидерландами, а также Россией и Украиной по этому делу не очень хорошие. А ведь именно плотное сотрудничество — залог качественного расследования», — заключил собеседник.