facebook_pixel
  • 20 декабря 2019, 15:00

    Стрелок с Лубянки имел разрешение на оружие. В Госдуме считают, что пора менять законы

    Стрелок с Лубянки Евгений Манюров владел семью единицами оружия — от газового до нарезного. Все оно, пишут СМИ, было официально зарегистрировано. «360» узнал у депутатов Госдумы, нужно ли ужесточать законодательство в сфере оборота оружия.

    Стрелок с Лубянки имел разрешение на оружие. В Госдуме считают, что пора менять законы

    Как сообщила kp.ru, при обыске в доме Манюрова правоохранители обнаружили семь единиц официально зарегистрированного на стрелка оружия. Это два карабина «Сайга», два гладкоствольных ружья и травматический пистолет. Кроме них, у мужчины были еще один карабин, из которого он стрелял на Лубянке, и газовый пистолет.

    По сведениям «Коммерсанта», мужчина был вооружен модернизированным автоматом Калашникова. Как бы там ни было, Манюров владел арсеналом оружия — газового, травматического, гладкоствольного и нарезного. Причем не один год — ведь разрешение на нарезное оружие выдается через пять лет после получения документа на гладкоствольное. Напомним, что в результате стрельбы погиб один человек и ранены еще пятеро.

    Первый зампред комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов напомнил, что их фракция давно добивается ужесточения контроля за оборотом оружия. Это, подчеркнул он, нужно было делать и без стрельбы на Лубянке.

    Например, сократить номенклатуру продаваемого оружия, в том числе травматического и охотничьего. Обязать желающих проходить глубокое, возможно, платное, обследование у государственного психиатра.

    «Могут быть дополнительные характеристики откуда-то затребованы, например, с места работы. Смотреть, работает он или нет, источники дохода. Самые разные требования могут быть, но то, что их нужно ужесточать, очевидно», — добавил парламентарий.

    Усилить правила контроля

    Член комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный уверен, что нужно расширить полномочия Росгвардии, в частности, лицензионно-разрешительной системы, предоставить им онлайн-контроль за владельцами оружия.

    «Сотрудники должны одними из первых узнавать о том, что лицо, владеющее оружием, было, к примеру, задержано в состоянии наркотического опьянения или стало виновником преступления. Для этого необходимо создать единую базу данных лиц, владеющих оружием, чтобы уполномоченные сотрудники оперативно принимали решения, например об отзыве лицензии», — сказал он.

    Необходимо ввести ответственность и для врачей. Медикам нужно крайне строго относиться к проверке здоровья владельцев оружия. Что касается введения высоких налогов на боеприпасы или усложнения процедуры их получения — это, считает парламентарий, проблему не решит.

    В настоящее время эксперты и депутаты обсуждают вопросы дополнительного контроля, включая усиление административной и уголовной ответственности за нарушение правил приобретения, хранения и ношения оружия. Действующие штрафы и сроки лишения права на боеприпасы некоторые эксперты считают недостаточными.

    Ужесточать, но не законы

    После стрельбы в благовещенском колледже депутат Геннадий Онищенко заявил, что ни в коем случае нельзя прислушиваться к мнению оружейного лобби, желающего либерализовать продажу оружия по примеру североамериканских штатов, где можно купить даже снайперскую винтовку.

    «Это не самый лучший опыт, который мы должны перенимать. Тем более в нашем обществе, которое не отмечено в строгом соблюдении законов. Если мы еще либерализуем продажу оружия, это резко может ухудшить ситуацию», — сказал он.

    Депутат считает, что ужесточать законы излишне. Необходимо их просто соблюдать и контролировать ограничения: возрастные, хранение, проверки участковыми, медосвидетельствования и так далее.

    Никто не запрещает вилки и топоры

    Ужесточать оружейные ограничения не нужно, по мнению первого зампреда Комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнеста Валеева. Совершенствование законодательства нельзя привязывать к конкретным преступным проявлениям. Для изменений нужно проанализировать преступления, правоприменительную практику и так далее. Но учесть и причины совершения преступлений с использованием оружия.

    «У нас предметами хозяйственно-бытового назначения значительно чаще наносят тяжкий вред здоровью и убивают на бытовой почве. Но почему-то никому и в голову не приходит запретить ножи, вилки, топоры, лопаты…» — добавил он.

    Парламентарий считает, что необходимо дождаться конца расследования и изучить все обстоятельства преступления. И только тогда, если в этом возникнет необходимость, рабочая группа комитета предложит рекомендации по коррекции законодательства в сфере оборота оружия.

    В Федерации пулевой и стендовой стрельбы Стрелкового Союза России считают, что нужно дифференцировать регулирование законодательства. Есть разные сферы деятельности, где используется оружие: это спорт, охота, торговля, выставочная и охранная деятельность, коллекционирование. Везде есть свои особенности, которые необходимо учитывать.

    «Кроме того, все движение оружия уже может быть оцифровано путем создания единой базы данных. И тогда не потребуются формальные выезды для проверки местонахождения оружия», — добавила исполнительный директор союза Анна Лещикова.