facebook_pixel
  • 25 декабря 2018, 16:10

    Страна безмолвия. Афганская война в долгой памяти России

    Двадцать девять лет назад в этот день, 25 декабря 1979 года, в 18 часов по местному времени, границу с Афганистаном переступила нога первого советского солдата, а на военные аэродромы Кабула и Баграма были сброшены десантники.

    Страна безмолвия. Афганская война в долгой памяти России

    Начался ввод так называемого ограниченного контингента советских войск в Демократическую Республику Афганистан в целях оказания помощи стране по настоятельной просьбе ее правительства. Еще через пару дней спецгруппой офицеров КГБ СССР и отрядом ГРУ МО СССР была молниеносно осуществлена секретная операция «Шторм-333», результатом чего стал захват резиденции главы страны Хафизуллы Амина — дворца Тадж-Бек — и его смерть. Амин, будучи генеральным секретарем ЦК НДПА, занимал сразу несколько ключевых постов в руководстве: премьер-министр, министр обороны и председатель Революционного совета Афганистана. Это из его официальной биографии, в которой сказано также, что до июля своего последнего года жизни он был еще и министром иностранных дел. Но в публикуемых документах отсутствуют две чрезвычайно важные вещи: первая, что основным местом службы у него было ЦРУ, а второе — точка захоронения. Его охрана проходила обучение на специальных базах США, но оказать действенного сопротивления советскому спецназу КГБ и ГРУ все же не сумела.

    Российское политическое руководство первоначально как будто даже не желало такого развития событий, некоторое время пытаясь склонить Амина к откровенному общению, ссылаясь на то, что Америка далеко, а СССР близко — всего лишь за тонкой пограничной полосой между Афганистаном и Узбекистаном. Но Амин был неумолим. В сентябре того же года он организовал свержение и убийство своего политического предшественника, убежденного марксиста и друга СССР которым был Нур Мохаммад Тараки. Амин обвинил его в развязывании гражданской войны, за которой последовали жестокие репрессии.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/23568_RIAN_664434.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»

    Незадолго до ввода войск и штурма дворца Амина в Москву нелегально прилетел афганский политик Бабрак Кармаль. Было спешно организовано переизбрание его на пост генсекретаря НДПА, а 12 декабря Политбюро ЦК КПСС приняло решение оказать «интернациональную помощь братскому афганскому народу» для защиты апрельской революции. Это звучало так, чтобы советский народ уяснил, с какой именно целью солдаты пересекли границу. Еще десять лет армию и оперативников КГБ и МВД отправляли в Афганистан. Убито было 15 тысяч военных, около 54 тысяч получили ранения, часто крайне тяжелые, приведшие к пожизненной инвалидности, а несколько сотен пропало без вести. Среди тех советских солдат и офицеров, кто так и не объявился дома и на кого не пришли похоронки, конечно, были убитые, умершие в плену и те, кого постигла тяжелейшая участь рабов у моджахедов и местных князьков. Самих афганцев погибло около двух миллионов. В течение десяти лет СССР вел войну с ортодоксальными исламистами, нередко обучаемыми и поддерживаемыми ЦРУ и силовыми ведомствами США. Объективно получалось, что это была необъявленная война между СССР и США, такая же, как в свое время в Корее и во Вьетнаме: с одной стороны советская армия, спецслужбы, многочисленные советники силовых ведомств, а с другой — радикальные исламисты, такие же военные советники, полевые агенты ЦРУ и других мощных спецслужб США. Те и другие поставляли летальное оружие, боеприпасы и боевые элементы для мин в оба воюющих лагеря — проамериканский (натовский) и просоветский. Именно тогда появился Усама бен Ладен, очень способный курсант спецшколы ЦРУ; тогда же была сколочена радикальная террористическая организация «Аль-Каида» (запрещенная в России), которая в дальнейшем стала врагом не только русских и американцев, но и всего мира.

    Однако 1979 год был ознаменован не только известными военными событиями, но и тем, что предваряло их почти за год. Член Политбюро ЦК КПСС, председатель КГБ Юрий Андропов заявил тогда на закрытом совещании, что СССР «ни при никаких обстоятельствах не должен потерять Афганистан». С этого момента началось адресное обучение боевых спецгрупп КГБ.

    В высшем советском руководстве образовались два блока: мира и войны. Министр иностранных дел Андрей Громыко был против военного вмешательства в дела именно этих соседей, но он не мог преодолеть радикальную позицию министра обороны Дмитрия Устинова. В военном ведомстве против участия в афганском внутреннем политическом конфликте выступали многие авторитетные генералы, среди которых был даже начальник Генштаба маршал Советского Союза Николай Огарков. Но в чрезвычайно узком кругу Брежнева, куда вошли Андропов, Устинов, Громыко и Черненко, без точного определения целей и методов 12 декабря 1979 года все же было принято решение о вводе войск в Афганистан. Брежнев сначала терпеливо выслушал сторонников и противников этого шага, но склонился к силовому решению. Из 12 членов Политбюро на том роковом совещании присутствовало лишь пятеро. По этой причине в верхах стали шептаться о нарушении принципов коллективного руководства и о личной ответственности тех, кто принял это решение. Но обратной силы оно уже не имело. Стальной военный механизм заработал двадцать девять лет назад, именно в определенный на том совещании день — 25 декабря 1979 года.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/12/23567_RIAN_21275.LR.ru.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»

    В 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил ввод войск в Афганистан. Однако уже в уходящем, 2018 году некоторые депутаты Госдумы, среди которых наиболее активен член КПРФ Николай Харитонов, посчитали это ошибочным в самой формулировке, так как, по их мнению, политическое осуждение событий утратило силу. Составлен проект документа, в котором говорится, что в связи с тем, что Россия является правопреемником СССР, то и нормы, принятые тогда, действуют поныне. 15 февраля 2019 года запланировано принятие нового постановления. В проекте говорится, что решение Политбюро и правительства СССР принималось в полном соответствии с нормами международного права и по просьбе афганских властей. Риторика документа явно перекликается с жесткими текстовыми формами двадцатидевятилетнего прошлого, которое вдруг решили оценить принципиально иначе. Как известно, все новое — это хорошо забытое старое, тем более, если и общая риторика не слишком отличается от прошедших лет, несмотря на то, что СССР давно нет, а Россия граничит уже не с теми странами. Да и хорошо бы помнить, что и идеология претерпела решительные изменения, а в повседневную действительность введены иные принципиальные компоненты.

    1979 год оказался очень тяжелым и для СССР, и для Афганистана, название которого переводится как «страна безмолвия». Может быть, не стоит нарушать этот глубоко вложенный в историю принцип существования государства, которое еще никому и никогда не удавалось завоевать? Начиная с античных времен Александра Македонского. Кстати, и американцы выводят теперь своих солдат из этого тревожного безмолвия.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик