• «Позитив в трудные времена». Кто такой Стивен Биган — кандидат на пост американского посла в России

    Послом США в России может стать спецпредставитель по Северной Корее Стивен Биган. Такой выбор весьма вероятен, считают иностранные СМИ. Что это за человек и выгоден ли он Москве, разбирался «360».
    «Позитив в трудные времена». Кто такой Стивен Биган — кандидат на пост американского посла в России

    Дональд Трамп рассматривает возможность назначить новым послом в России спецпредставителя по КНДР Стивена Бигана. Об этом сообщило Reuters. Окончательно кандидатуру пока не утвердили. Однако, по данным агенства, решение примут скоро.

    СМИ отмечают, что переезд Бигана в Москву может навредить переговорам США с КНДР. Именно он готовил февральскую встречу Трампа с Ким Чен Ыном в Ханое. Этот же дипломат добивался возобновления контактов глав двух государств.

    При этом для России назначение Бигана на новую должность, скорее, плюс. В этом уверен консультант Демократической партии Антон Конев. Он рассказал «360», что потенциальный посол США в России окончил университет штата Мичиган, где изучал политологию и русский язык, уроки которого вспоминает с теплом, а саму атмосферу класса называл семейной.

    В 1992–1994 годах Биган возглавлял московское отделение Международного республиканского института.

    У Бигана достойное резюме, включающее верительные грамоты, которые кому угодно дадут возможность работать с российским правительством. Я думаю, он окажет позитивное влияние в трудные времена

    Антон Коневконсультант Демократической партии США.

    В том, что Биган выгодная Москве фигура, уверен и политолог из Швейцарии Дэниел Уорнер. По его словам, для России важно взаимодействовать с кем-то умным и одаренным. Диалог через такого человека хорошо скажется на отношениях Кремля и Белого дома.

    «Он был бизнесменом. Также у него есть дипломатический опыт. Москва важна для США, и туда отправляют не просто делового человека. Я не знаю его лично, но он занимал важные посты, что говорит о такой черте характера, как надежность», — заключил Уорнер.