facebook_pixel
  • 24 сентября 2020, 16:31

    Старый МРОТ на новый лад. Расчет минимальной зарплаты изменится, а жизнь — нет

    Минтруд предложил изменить расчет МРОТ и прожиточного минимума. Их предлагают определять относительно границы бедности, а не по цене потребительской корзины. В Госдуме считают, что такой подход справедливее. Но эксперты говорят, что для россиян из-за этого ничего не улучшится.

    Старый МРОТ на новый лад. Расчет минимальной зарплаты изменится, а жизнь — нет

    В правительстве одобрили предложение Минтруда изменить методики расчета МРОТ и прожиточного минимума, сообщил «Коммерсант». Сейчас их определяют с помощью абсолютного подхода. Бедными считают тех, у кого нет денег на товары потребительской корзины. Раз в квартал стоимость набора пересчитывается. Исходя из этого корректируют прожиточный минимум.

    По данным правительства, только в 13 регионах прожиточный минимум равен расчетной величине. В 11 регионах, в том числе Москве, выше, а в 61 — на 4,1–36,8% ниже условной нормы минимального потребления. Есть и другие проблемы. В связи с этим Минтруд и предложил изменить абсолютный подход на относительный. Он применяется на Западе, где границу бедности определяют в сравнении со стандартным для страны потреблением.

    Министерство рекомендовало на ближайшие пять лет зафиксировать прожиточный минимум как 44,2% от медианного дохода. Такой величины, относительно которой 50% россиян имеют большие, а 50% меньшие доходы. Для трудоспособного населения сделать прожиточный минимум в размере 109% медианного дохода, для детей — 97%, для пенсионеров — 86%. А МРОТ установить на отметке 42% медианной зарплаты, которая выше медианного дохода.

    В пресс-службе Минтруда «360» сообщили, что для того, чтобы избежать падения медианного дохода (а значит, и ПМ) из-за снижения доходов граждан в законопроекте предусмотрен защитный механизм. «Законом предусмотрена сохранная норма. Прожиточный минимум не может падать», — подчеркнули в ведомстве.

    В чем разница?

    По Конституции МРОТ не может быть ниже прожиточного минимума, напомнил глава комитета Госдумы по труду и социальной политике Ярослав Нилов. Пока прожиточный минимум определяется так: Росстат рассчитывает стоимость продуктов для взрослых, детей и пенсионеров, ориентируясь на указанные в законе о потребительской корзине товары. К этому добавляются обязательные ежемесячные платежи.

    «Срок этой корзины истекает в этом году. Правительство обязано внести новое предложение. И это предложение должно влиять на параметры внесенного бюджета, так как от прожиточного минимума зависит практически вся социальная сфера», — добавил Нилов.

    Сейчас МРОТ хотят приравнять к 42% медианной зарплаты. Это такая величина, относительно которой 50% работающих граждан России получают зарплаты выше, а 50% — ниже. По мнению депутата, такой подход будет гораздо справедливее, чем раньше, поскольку привязывается к росту зарплат.

    «Это западная практика. На Западе этот коэффициент 60%, а здесь предлагается 42%. Но у нас другая ситуация, другие зарплаты. При этом есть к чему стремиться: раз в пять лет предлагается присматривать этот коэффициент», — рассказал парламентарий.

    Новый прожиточный минимум

    Прожиточный минимум тоже предложили считать по-новому — как 44% от медианного дохода граждан. Рост будет напрямую зависеть от реального роста доходов россиян в том случае, если инфляция будет низкой или на нынешнем уровне. Законопроект, уточнил Нилов, предусматривает постепенное увеличение этого коэффициента с 44%.

    «Если сравнить величины, которые получаются путем использования медианного метода и того, который действует сейчас, то прожиточный минимум [новый] будет чуть-чуть выше. Но, опять же, он недостаточно высок. Я считаю, прожиточный минимум должен быть не менее 20 тысяч рублей», — заключил парламентарий.

    По мнению проректора Высшей школы экономики Лилии Овчаровой, с точки зрения оценки благосостояния новый подход будет тем же, что и старый. Только в новых терминах и с другой методикой расчета.

    Сейчас прожиточный минимум не зависит от доходов россиян, а меняется вслед за ценами на продукты питания. По новой методике, если доходы населения по какой-то причине упадут, за ними снизится медиана, а значит, и прожиточный минимум. Защиты от этого в существующей нормативно-правовой базе нет.

    «У нас был ковид, у нас была остановка экономики. И если медиана по итогам 2020 года окажется ниже, чем медиана 2019 года, в стоимостном выражении граница бедности упадет ниже минимальных норм потребления, которые предусмотрены в методе, когда считается корзина», — отметила Овчарова.

    Проблемы перехода

    По мнению проректора, переход в сторону определения прожиточного минимума относительно границ бедности нужен. Но только тогда, когда реальные доходы граждан стабильно повышаются, чего в России не наблюдается. На том же Западе относительная граница бедности более высокого порядка — 60%. Овчарова подчеркнула, что в России говорят, будто перейти к таким линиям не позволит бюджет. Поэтому предлагают взять за относительную линию бедности более низкую величину.

    «Европейцы, когда переходили к относительной линии бедности, брали 60% от медианного дохода. А мы берем 44%. Почему 44%? Под этим науки нет. Под этим есть только одно — это примерно соответствует нынешней величине прожиточного минимума. Это на 2-3% выше, чем прожиточный минимум II квартала 2020 года», — сказала проректор.

    Другая проблема кроется в том, подчеркнула Овчарова, что даже к определению цен товаров потребительской корзины возникало много вопросов. С переходом прозрачности не прибавится. Статистика медианной зарплаты и медианного дохода в России очень слабая. Медиану заработка считают всего дважды в год по сотрудникам, занятым на крупных и средних предприятиях. А там работает только половина трудоспособного населения страны. По второй половине таких данных нет.

    «Это переупаковка существующего подхода в новую методику, у которой рисков стать инструментом снижения уровня жизни больше, чем у действующего инструмента. Мы перетасовываем всю методику, не повышая прожиточный минимум особо. Но при этом перетрясем многие измерения и инвестируем интеллект в поиск изменений там, где этого пока было делать не нужно», — уверена проректор.