• «Союз мира и социализма». В этот день в 1955 году появился новый военный блок — ОВД

    ОВД означает Организация Варшавского договора. Она объединила восемь социалистических государств.
    «Союз мира и социализма». В этот день в 1955 году появился новый военный блок — ОВД

    Ее девиз: «Союз мира и социализма». Появился он в ответ на включение в НАТО ФРГ. Впрочем, это была не причина, а повод. Но трудно не согласиться, что вполне серьезный.

    Вот список этих государств: СССР (как «большой брат», а точнее — «старший»), Румыния, Болгария, Польша, ГДР, Чехословакия, Венгрия и Албания. Последняя заявила о своем выходе из блока уже через шесть лет, объяснив это расхождением в области идеологии, однако официально выход был оформлен только в 1968 году, после ввода войск ОВД в Чехословакию.

    Мир в этот день окончательно стал биполярным, как потом, уже много позже, его характеризовали на высшем политическом уровне. Продлилась эта биполярность 36 лет.

    В один из тех сентябрьских дней, когда Америка была потрясена мощными террористическими атаками, темнокожий таксист (выходец из одного из беднейших африканских государств), узнав, что я русский теле- и радиожурналист, стал истерично кричать, что якобы мы, простые люди мира, потеряли опору, которая виделась ему в ОВД, и теперь находимся во власти американской военщины и ее послушного НАТО. Они бы не посмели себя так вести, будь еще Варшавский блок, горячился он. «Русские виноваты!» — орал он, захлебываясь, и чуть не выронил руль в медленно ползущем по затянутому дымом Манхэттену. Тогда еще не знали, кто организовал эти взрывы в Нью-Йорке, но африканец (не афроамериканец, а именно африканец с плохим английским, зато хорошим французским) искренне радовался этой трагедии. Он считал, что она стала возможной только потому, что беззащитные люди больше не могут опираться на мощный Варшавский договор о защите своих интересов от империализма и вынуждены сами принимать меры такого характера, как это случилось 11 сентября. А его дети, к слову, учились в американских высших учебных заведениях. В тот же вечер я это же или почти это услышал от его коллеги-латиноамериканца, еще хуже говорившего по-английски. Но было понятно, что и он больше не знает, на кого могут опираться слабые страны, если уже нет всесильного Варшавского договора. Я не провоцировал все эти разговоры, даже не упоминал ту военно-политическую организацию. Они это делали сами, словно были в сговоре. Причем последний таксист не знал, что я из России. Просто изливал душу — горячую, латиноамериканскую, остронесчастную.

    У каждой страны-члена ОВД была своя задача. Но все они сводились к тому, чтобы в случае агрессии продержаться до прихода основных сил от суток до двух (в зависимости от расположения страны). Основные силы — это прежде всего советская армия, а реальную боевую помощь ей должны были оказывать остальные члены Договора.

    В 1985 году численность солидарных представителей вооруженных сил составляла 7 562 987 военнослужащих, а к 1990-му году уменьшилась до 6 960 700. Эти цифры были оглашены сначала в 85-м году в связи с тем, что срок действия Договора истек и нужно было его продлевать еще на 20 лет. Иначе вряд ли кто-нибудь стал бы их публиковать. Но слишком уж значимым было это событие. Руководителем СССР за месяц до того стал Михаил Горбачев. Он и настоял на частичной открытости некоторых документов. А число военнослужащих к моменту преждевременной кончины ОВД было опубликовано в 1991 году, в феврале, хотя статистически упоминался 90-й год. ОВД распалась в связи с преобразованием СССР и целым рядом демократических революций и переворотов, потрясших все эти страны с 1989 года по 1990-й. Ни один из руководителей коммунистических партий и глав правительства на своем посту не удержался, а министры обороны, начальники генеральных штабов и руководители разведок сразу ушли в отставку. Не действовали больше и органы коллективного руководства — такие же, как Политбюро в СССР. Словом, союз мира и социализма не состоялся.

    «Союз мира и социализма». В этот день в 1955 году появился новый военный блок — ОВД | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    Однако начиналось ведь все с того, что сам Договор был направлен на дружбу, сотрудничество и взаимную помощь его подписантов. Если бы на них кто-нибудь напал или только готовился бы к этому, если в социальной среде их государств зрел заговор и копилось недовольство, то члены Договора были обязаны вмешаться и силой принудить к миру и социализму. Но после развала всей политической системы смысл в этом Договоре пропал. На земле остался только НАТО, который, по существу, выполнял те же военные и политические функции, за исключением, конечно, защиты социализма. Насчет мира и принуждения к нему тоже вопрос более чем спорный. Гибель Югославии, ни в какой договор не входившей, и многие горячие события на севере Африки, на Ближнем Востоке дают основание усомниться и в этом. А если еще вспомнить то, что происходило и происходит в Тихоокеанском регионе, Азии, Африке и Латинской Америке, то острое раздражение тех двух нью-йоркских таксистов-выходцев из двух упомянутых регионов становится вполне объяснимым. Биполярный мир стал однополярным, что опасно не только для физического устройства неорганической жизни, но и для той части разумной органики, которая называется человечеством.

    Штаб-квартира ОВД находилась в Москве, а в 1972 году вдруг стало известно, что подо Львовом сооружаются подземные системные коммуникации, которые должны обеспечить командование всех стран-участниц Договора защитой и возможностью руководить боевыми действиями в случае атаки НАТО на Польшу, Венгрию, Чехословакию и Румынию. Это был оперативный боевой штаб для офицеров всех членов ОВД. В марте 1973 года об этом было объявлено на Западе как о переносе места дислокации основного штаба из Москвы во Львов. В окрестности города завозился особый бетон, который должен был обеспечить неприкосновенность подземных сооружений штаба от ядерного удара. Там, в глубоких бункерах, и планировался командный пункт по управлению многомиллионными войсками Варшавского договора. В СССР понимали, что с внутренними проблемами, которые могут быть вызваны недовольством масс, справятся сами, а вот то же самое, как и агрессию НАТО, его сателлитам по Договору не осилить. Поэтому и хотели соорудить этот постоянный центр управления. Львов был серьезным европейским транспортным узлом — в самом сердце континента. Но от идеи вовремя отказались, хотя строительные работы были в самом разгаре. Кое-что было уже сооружено. Во всяком случае, там не раз проводились совещания командования ОВД и даже показательные учения.

    Я как раз в те годы учился в очень хорошей средней московской школе, где со мной в одном классе постигали науки дети официальных представителей ОВД (всех, кроме Румынии, которая не позволяла «развращать» оппортунистическими тенденциями СССР детей своих высокопоставленных военных). Мы жили мирно, весело, очень дружили, говорили по-русски, организовывали свои рок-группы, обсуждали очень и очень многое совершенно открыто и смело. Мы начисто забыли, что мы все разных национальностей и гражданств. А если кто-нибудь вдруг вспоминал, то ему просто молча показывали на дверь. С некоторыми такими моими одноклассниками дружба сохранилась, хотя и у них, и у нас почти все изменилось. Наших отцов уже нет в живых, на смену им пришли другие люди, которые представляют интересы своих преобразившихся государств не в ОВД, а в НАТО. Но это уже другой союз из другого мира.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик