facebook_pixel
  • 27 апреля 2020, 15:44

    Собчак решила купить бизнес «крабового короля», но все кончилось скандалом. Главное

    В интернете разворачивается скандал из-за того, что Ксении Собчак не дали купить долю в самом крупном бизнесе в России, занимающемся отловом крабов на Дальнем Востоке. К делу подключилась мать телеведущей сенатор Людмила Нарусова. Теперь анонимные Telegram-каналы подозревают семью Собчак в махинациях с бизнесом. Что это за история и почему Ксении Собчак не дают купить бизнес в России — в материале «360».
    Собчак решила купить бизнес «крабового короля», но все кончилось скандалом. Главное

    12 марта Ксения Собчак выкупила у владельцев компаний «Курильский универсальный комплекс» и «Монерон» по 40% акций, а супруга бывшего топ-менеджера «Роснефти» Игоря Соглаева Елена — по 10%. На эти компании приходится значительная доля квоты на добычу и продажу дальневосточного краба — порядка девяти тысяч тонн в год. Соглаева и Собчак, таким образом, приобрели на двоих право распоряжаться половиной этого объема, стоимость оборота 4,5 тысячи тонн крабов оценивают в 60 миллионов долларов в год.

    30 марта Южно-Сахалинский городской суд наложил арест на имущество этих компаний, так как заподозрил, что они принадлежат заочно арестованному в России бизнесмену Олегу Кану, покинувшему страну еще в 2018-м. В прессе его назвали «крабовым королем» из-за того, что он владел почти 20% всех квот на добычу крабов в России.

    Больше того, крабодобывающие компании «Курильский универсальный комплекс» и «Монерон» подозревают в том, что они с начала 2000-х годов занимались контрабандой крабов по заниженным ценам, чтобы уменьшить размеры таможенных пошлин, при этом перепродавали товар по завышенным ценам через панамскую компанию Кана. Ущерб от этих махинаций, предположительно, составляет не менее 210 миллионов рублей.

    Письмо в ВС

    7 апреля мать Ксении Собчак сенатор Совфеда от Республики Тува Людмила Нарусова направила письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, в котором просила разобраться в том, на каких основаниях Южно-Сахалинский суд мешает ее дочери купить долю крабодобывающего бизнеса. При этом инициатором ареста имущества компаний выступал Следственный комитет РФ.

    Нарусова в своем письме обращает внимание на то, что судья не уведомил Собчак и Соглаеву о том, что бизнес, который они покупают, арестовывают, то есть не дал им возможности «обосновать и заявить свою позицию». «Тем самым суд первой инстанции нарушил требования статьи 15 УПК РФ о состязательности сторон», — говорится в письме сенатора.

    Больше того, сенатор обращает внимание на то, что при расследовании дела и вынесении решения СК и суд совершили ряд ошибок. Она добавляет, что сегодня арестованный бизнес не принадлежит Олегу Кану, обратного пока никто не доказал, а потому арест не обоснован.

    Статус сенатора и бизнес

    На это письмо обратили внимание авторы анонимного Telegram-канала «Незыгарь». Они обвиняют сенатора в «прямом и грубом нарушении статуса члена Совета Федерации» из-за того, что Нарусова использовала свое положение в личных целях, а именно, чтобы помочь уладить коммерческий спор с участием дочери.

    В ответ на многочисленные посты в Telegram о том, что Собчак якобы стала прикрытием Кана в попытке сохранить его нелегальный бизнес, телеведущая заявила, что все эти публикации проплачены и являются провокацией со стороны конкурентов. Также она подтвердила, что обратилась к своей матери для решения собственных проблем с бизнесом.

    «Моя мама по моей просьбе писала в СК и по поводу Дела Сенцова, и по поводу Голунова — и вообще, когда происходит несправедливость, я всегда прошу ее помощи в запросах. Будь то бизнес или политика», — написала Собчак в своем Telegram-канале.

    Сама Нарусова позже опровергла то, что обращалась к председателю Верховного суда, хотя соответствующий документ с ее подписью выложен на официальном сайте ведомства.

    В разговоре с РБК Собчак добавила, что вся шумиха вокруг покупки компаний и письма ее матери в Верховный суд направлена на то, чтобы «оскорбить и очернить» ее семью. Она добавила, что не удивится, если публикации в Telegram будут связаны с владельцем «Русской рыбопромышленной компании» Глебом Франком, главным конкурентом в области добычи крабов. Однако представитель бизнесмена заявил, что никакой связи с ситуацией Франк не имеет.

    Дело «крабового короля»

    Обеими арестованными сегодня компаниями — и «Курильским универсальным комплексом», и «Монероном» — владеют близкие к Кану люди. КУК до 2019 года принадлежал сыну Кана, после перешел к Виктории Ледуковой, бывшей жене бизнесмена. «Монерон» же находится во владении депутата Сахалинской областной думы Дмитрия Пашова, которого много лет считали близким к Кану человеком.

    Больше того, именно «Монерон» обвиняется в занижении цен на крабов и перепродаже их через панамскую компанию Кана для извлечения прибыли в обход государственных пошлин.

    Олег Кан начал заниматься добычей крабов еще в 2000-х, он скупал организации с государственными квотами на ловлю крабов. В 2018 году его стали обвинять в том, что он через подставных лиц осуществлял преступные махинации по продаже крабов. Тогда же он покинул Россию. В феврале 2020 года Кана заочно арестовали по делу об убийстве бизнесмена Валерия Пхиденко, который тоже имел бизнес по добыче крабов.