• Слишком длинные волосы: у 57‐летней жительницы Хакасии отобрали семерых приемных детей из‐за прически сына

    Органы опеки изъяли у 57‐летней жительницы Хакасии семерых приемных детей из‐за прически ее младшего сына. Сотрудники детского сада, куда ходил мальчик, сообщили органам опеки, что волосы ребенка отросли до поясницы. Кроме того, мать мальчика якобы одевала его в одежду для девочек, несмотря на насмешки сверстников.
    Слишком длинные волосы: у 57‐летней жительницы Хакасии отобрали семерых приемных детей из‐за прически сына
    Следующая новость

    Волосы до поясницы

    57-летняя Любовь Лицегевич живет в селе Богдад Республики Хакасия. За всю свою жизнь женщина воспитала 21 ребенка, 20 из которых — приемные. Женщина ни разу не получала замечаний от органов опеки, напротив — в ее арсенале десятки грамот и благодарностей. В последние годы женщина проживала с семью несовершеннолетними детьми, самому младшему из которых всего пять лет.

    Именно его внешний вид и привлек внимание сотрудников детского сада «Колосок» — там посчитали, что волосы ребенка слишком длинные. 19 мая 2017 года одна из воспитательниц сообщила заведующей учреждения, что шевелюра малыша выросла почти до поясницы, сообщила «Новая газета». Спустя несколько дней информацию об этом донесли в районное управление образования, а оттуда — в комиссию по делам несовершеннолетних. Инспекторы посчитали, что воспитание Лицегевич наносит вред психике мальчика, в связи с чем встал вопрос об изъятии ребенка из семьи. Сына у женщины действительно забрали, а вместе с ним — шестерых его братьев и сестер.

    По данным ИА Nation News, договор об опекунстве мальчика с Любовью Лицегевич был заключен в 2015 году. Женщина якобы намеренно отказывалась стричь малыша и даже наряжала его в одежду для девочек. Из-за внешнего вида мальчика с ним не хотели дружить сверстники — они обижали его и называли девчонкой. Источник агентства утверждает, что однажды в детском саду ребенку даже пришлось демонстрировать свои половые органы, чтобы доказать, что он мальчик. Советы воспитателей подстричь сына Лицегевич якобы игнорировала. По информации агентства, решение об изъятии мальчика из семьи лично принимала уполномоченный по правам ребенка в Хакасии. После общения с малышом омбудсмен якобы квалифицировала действия матери как жестокое обращение с ребенком.

    В девочку малыша могли наряжать в детском саду

    Лицегевич решила отстаивать право на воспитание детей в суде. На одном из заседаний свидетели сообщили, что в женскую одежду мальчика нарядили сотрудники детского сада. Они якобы специально надели на малыша платье и стянули волосы резинкой, чтобы поднять вопрос о его гендерной неопределенности. Более того, по словам дочери Лицегевич Натальи Кургачевой, во время судебных разбирательств ни разу не ставился вопрос об условиях содержания ребенка — все темы сводились исключительно к длине его волос.

    «То, что вы на него в садике надели розовые колготки, розовую юбку, в розовые резиночки хвостик собрали, хвостик был внизу — подняли наверх, как у девочки, сфотографировали и сказали, что мама так его привела — это дурдом. У нас таких и вещей-то нет», — обратилась девушка к представителям детского сада. На судебное заседание, состоявшееся 13 ноября, была приглашена даже женщина-парикмахер, которая стригла мальчика. Свидетели предположили, что такое давление на Лицегевич могут оказывать из-за ее выступлений на телевидении — женщина якобы рассказала журналистам, что в районе не выплачивают опекунские. У руководства детского садика с Лицегевич личные счеты — многодетная мать якобы отказалась давать деньги на ремонт.

    «Как вы докажете, что длинные волосы не могут препятствовать физическому, психическому и духовному развитию ребенка? И не могут свидетельствовать о ненадлежащем исполнении приемным родителем своих обязанностей? Был бы состав какого-то проступка, можно было бы разбираться» — заявила адвокат женщины Юлия Богодист. Защита Лицегевич намерена добиваться возвращения всех ее приемных детей в семью. Следующее заседание суда состоится 22 декабря.

    «Для ребенка любые отношения будут тревожным фактором»

    В два года ребенка не сильно волнует мальчик он или девочка, рассказала «360» детский психолог Полина Малахова. По ее словам, психологическую травму ребенку может нанести смена окружения — в том числе, и опекуна. «Для нормального развития необходимо знать, что взрослый, который о нем заботится, стабилен и вообще есть», — объяснила Малахова. При частой смене круга общения у ребенка вместо чувства привязанности появляется ощущение неустойчивости собственной жизни. У малыша, оказавшегося в такой ситуации, могут появиться проблемы в отношениях с другими людьми. При этом дети дошкольного возраста ориентируются на поведение и реакцию взрослых, заявила Малахова. «Если те не позволяют смеяться, то и дети этого делать не станут», — объяснила психолог.

    Это крайне тревожная и дискомфортная ситуация. И для этого ребенка любые отношения будут тревожным фактором, потому что он ни к кому не сможет привязаться. Соответственно, он будет надеяться найти того надежного, кто о нем наконец-то позаботится, но идеальных людей не бывает. Если лица рядом с ним меняются постоянно, то он всякий раз будет напарываться на то, что человек не тот, который может о нем позаботиться

    — Полина Малахова.

    В ситуации Любови Лигецевич необходимо дальнейшее разбирательство, считает уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова. «Если мальчика заставляют надевать женскую одежду и носить длинные волосы, то, конечно, у меня возник бы вопрос к родителям», — рассказала она в интервью «360». Такое поведение матери может привести к искажению мировоззрению и самоидентификации ребенка. «Получается, что ребенок не может сопротивляться. Или его подавили как-то», — уточнила Мишонова.

    Я не верю в историю, когда просто обнаружили, что мальчик носит одежду и поэтому забрали всех остальных (детей — прим.). Мы недавно собирались на координационный совет уполномоченных и говорили недопущении незаконного отобрания людей — вне зависимости от того кровные они или нет. Говорили и о невозможности резких движений, ведь каждый случай нужно рассматривать индивидуально и со всех сторон. Нет общей меры и общих стандартов. Каждая история индивидуальна, ведь это касается малыша, и нельзя рассматривать дело с позиции рамок

    — Ксения Мишонова.

    Следующая новость