• «Я меняюсь от машины к машине». Как Сергей Доренко полюбил мотоциклы

    Примерно в 11 утра 9 мая Сергей Доренко оставил в Instagram последнюю запись — два снимка московского Кремля. Главный редактор радиостанции «Говорит Москва» ехал по эстакаде на своем мотоцикле и внезапно упал. Так не стало одного из самых выдающихся журналистов современности. Того, кто не боялся говорить том, что думает.
    «Я меняюсь от машины к машине». Как Сергей Доренко полюбил мотоциклы

    «Сережа, мотоцикл и вертолет — это не наш транспорт», — сказал когда-то ему отец. И уточнил, что «наш транспорт» — это самолеты и машины. Об этом Доренко рассказывал в интервью порталу «Омоймот» осенью 2017 года. Леонид Филиппович, отец Сергея Доренко, был военным летчиком.

    Большая любовь Доренко

    Первый мотоцикл был журналист приобрел в 38-летнем возрасте. Это был Yamaha TTR 600R. Железный конь весил при полном баке около 140 килограммов. Доренко ездил по лесу, но все время мешали стволы. Маневрировать с учетом собственного веса было непросто, поэтому пришлось поискать иную модель — Honda XR650R. Она заводилась с пол-оборота при любых погодных условиях. Но из-за одного из уголовных дел, открытых на Доренко, у него изъяли его любимый мотоцикл.

    После этого у него было с трудом исчисляемое множество двухколесных друзей. КТМ Supermoto, BMW F800GS 250-й и 450-й Kawasaki, несколько мотоциклов он брал на тест-драйв.

    «Сам я люблю сосредоточиться на Triumph, у меня Bonneville 1200. Поскольку меня все время дергают, чтобы я на чем-то ездил тестовом, мне нужно что-то свое. Такое базовое, но не много. У меня был Ducati, безумный козлик, Scrambler и был у меня Triumph Street Twin 900-кубовый, а сейчас Bonneville. Думаю, Ducati сбрасываю, Street Twin сбрасываю и беру Bonneville», — говорил Доренко.

    Легендарный журналист не знал, какой мотоцикл у него любимый. Точнее не мог назвать самый-самый. Каждый из них был историей любви с дорогой, со скоростью, со встречным ветром и стремительно убегающими вдаль деревьями.

    «Я все вспоминаю с теплом. В свое время поэт Евтушенко сказал — я люблю всех женщин, которых я когда-то любил. Люблю до сих пор. Вот эта интересная фраза, которую я никак не могу сказать про женщин, фиг я их всех люблю, кого любил, но я могу сказать это про мотоциклы. Все мотоциклы цепляют, совсем пресных нет», — заверял Доренко.

    Он получал удовольствие от звука, отдающего в грудную клетку. Не от двойного отбоя, как на «харлеях», а от «вкусного рокота».

    Доренко не раз рассказывал, что перестает чувствовать мотоцикл. Он говорил, что машина оказывается лучше него. В какой-то момент он переставал понимать, кто кого контролирует. Понимал, что едет по трассе, но когда смотрел на спидометр, был удивлен превышением скорости.

    «Я не чувствую, что командую им. Меня спрашивают почему? Я еду, бросаю взгляд на спидометр, уже 180. И я не могу понять, где перешел», — говорил он.

    Такие мотоциклы он возвращал с тест-драйва через день-другой. А еще он признавался, что видел знаки на дороге. Нет, не знаки ограничения скорости или запрета поворота. Если водитель его пропустил, это было сигналом прибавить скорость и обогнать. А если нет, то и рисковать не стоило.

    «Возвращаюсь на Triumph — снова товарищеский и клевый, такой джентльмен. Я сам меняюсь от машины к машине», — говорил Доренко. Тогда он не знал, что именно на «Триумфе» он найдет свою смерть.

    Всегда оставался собой

    Сергей Доренко родился в Керчи 18 октября 1959 года. Его отец был пилотом, мать — библиотекарем. Семья постоянно переезжала, поэтому мальчику пришлось сменить около 10 школ. В 1982 году он получил диплом по окончании историко-филологического факультета Университета Дружбы народов. Он мог бы стать переводчиком с испанского или португальского языка, а также преподавателем русского языка как иностранного». Доренко пытался. Немало лет он отработал по специальности. Но 1 апреля 1985 года попал на телевидение.

    Сергей Доренко работал редактором Службы внешних отношений Центрального телевидения, был ведущим и комментатором информационной программы «120 минут, политическим обозревателем, ведущим новостных программ. Его ценили в CNN и на российском телевидении. Он сменил много каналов. Каналы меняли названия, а Доренко оставался самим собой. Всегда, при любых веяниях. Иногда снисходительно улыбался, анализируя ошибки общества, а чаще всего жестко критиковал и всегда обосновывал свою позицию.

    Так, чтобы иметь право «говорить предметно», неоднократно приезжал в Чечню во время боевых действий. Был первым журналистом, который вышел на площадь Минутка в Грозном, которую федеральные силы освободили в январе 2000 года.

    На телевидении ему разрешали многое. Мало кто из журналистов, если брать из общего числа работающих на ТВ, может похвастаться авторской программой. У Доренко она была. В режиме «свободного микрофона» Сергей интересовался мнением рядовых граждан и делал так, чтобы это мнение было услышано.

    Шестого мая 2019 года он в очередной раз вышел в эфир в утренней программе «Подъем» на радиостанции «Говорит Москва. Тогда никто не мог предположить, что эта передача станет не крайней, а последней…

    Журналист был дважды женат. Первый брак продлился 33 года (1980-2013) — Марина родила ему троих детей, Екатерину, Ксению и Прохора. Второй раз Доренко женился в 2013 году. Но дети у них с Юлией появились раньше: в 2010 году — Варвара и в 2011 году — Вера.

    Девятого мая 2019 года Сергей Доренко ехал на своем мотоцикле по улице Земляной вал в Москве. Внезапный сбой сердечного ритма, мотоцикл падает… Скорая… Через несколько минут журналиста, который так и не пришел в сознание, не стало.