• Синтетика жизни. Население Земли растет, а России убывает

    Недавние замеры статистических служб зафиксировали общий рост населения планеты и опубликовали данные об этом. Убыль обнаружена только в России. Что стоит за этим, как это объясняют демографы и политологи?
    Синтетика жизни. Население Земли растет, а России убывает

    Сначала цифры, без которых разговор будет беспредметным. Это тот редкий случай, когда статистика в своем единственном скучном цифровом отображении кажется интересней любых комментариев. Но прежде всего нужно понимать, что даже эти данные, претендующие на точность, имеют погрешность из-за сложности замеров в разных странах мира. Далеко не всегда и не везде точно регистрируются рождение и смерть граждан, пополнение мигрантами и убыль из-за беженцев. Немало случаев лукавства национальных статистических служб по самым разным непродуктивным причинам, перечисление которых не требуется из-за их очевидной политической банальности.

    На конец ушедшего года население Земли составило 7 669 109 078 человек с годовым приростом 1,22%, или 5 миллионов 300 тысяч душ. Первая десятка распределяется так:

    Китай — 1 миллиард 395 миллионов человек — 18,19% от всего населения планеты; Индия — 1 миллиард 357 миллионов — 17,66%; США — 333 миллиона 350 тысяч — 4,34%; Индонезия — 269 миллионов 500 тысяч — 3,51%; Пакистан — 213 миллионов 300 тысяч — 2,78%; Бразилия — 209 миллионов 400 тысяч — 2,73%; Нигерия — 200 миллионов 100 тысяч — 2,53%; Бангладеш — 168 миллионов — 2,19%; Россия — 146 миллионов 793 тысячи — 1,91%; Мексика — 133 миллиона 100 тысяч — 1,73%. Количество мужчин в мире превышает количество женщин на 68 миллионов человек.

    Из этой топ-десятки стран одна лишь Россия потерпела убыль в 86 тысяч 688 человек.

    Демографы и политологи объясняют это двумя основными причинами. Первая из них — сократившееся в 90-х годах население страны из-за падения рождаемости в трудные времена, рост естественной убыли по тем же причинам, массовая эмиграция, потеря интереса к образованию семьи в условиях экономического упадка. Все это привело к тому, что поколение, родившееся в те десять лет, объективно оказалось менее потенциальным для воспроизводства, чем предыдущее и последующее.

    Вторая причина, по мнению политологов, состоит в том, что статистический подсчет с середины двухтысячных до 2018 года производился с учетом приезда на постоянное жительство и работу огромного количества мигрантов, но пресыщенность нынешнего рынка труда, изменившиеся экономические условия у них на родине и в самой России привели к сокращению миграции или даже к оттоку многих иностранных семей обратно. По некоторым данным, несколько десятков тысяч представителей молодого коренного населения страны в последние годы предпочло выезд за границу, найдя там работу и искомые условия жизни. Эту цифру нельзя полностью игнорировать, потому что она все же отражает статистический расчет, которым пользуются миграционные службы. Однако эта категория людей не может составить объективную цифру убыли ни в коей мере, так как любой отъезд молодой семьи вовсе не означает потери гражданства, собственности или отказа от правовых возможностей вернуться назад, как бывает с трудовыми мигрантами в любой точке света. Поэтому в статистику эти цифры попадают в самом малом проценте и использовать такие данные с точки зрения политологических оценок нельзя.

    В приведенных выше цифрах о топ-населении десяти государств есть свой особый алгоритм, который при рассмотрении обстоятельств прироста населения или же его неизменности распадается на различные плоскости, а значит, разрушает социологическую логику измерений. Например, рост населения Китая и США, имеет две связующие стороны. Одна из них говорит о том, что в Китае по-прежнему сильны традиции увеличения семьи за счет постоянного рождения детей в период детородных возможностей родителей, длящийся десятилетиями, и в связи с этим арифметической прогрессии в подобном поведении взрослеющего поколения. Однако известно, что китайцы очень часто мигрируют в мире — целые семьи уезжают в Европу, в страны Тихоокеанского региона и особенно в США. Поэтому в этих странах, включая Штаты, фиксируется статистический рост населения — за счет этих мигрантов и приезжих из многих других стран. Возможно, на статистику также влияет увеличение срока жизни как коренного населения, так и потенциально здоровых мигрантов. А это все уже обратная сторона связи упомянутого выше статистического анализа.

    Другой срез проблемы, демонстрирующий параллельный алгоритм роста в топовом десятке, связан с тем, что большая часть коренного населения этих стран исповедует религии, категорически запрещающие искусственное избавление от плода. Это является непростительным грехом и карается крайне жестоко. А с учетом изначального количества населения такие ограничения становятся одной из самых значимых причин роста населения, даже вопреки циничной пословице (кстати, нередко звучавшей еще в СССР в кулуарных молодежных разговорах) о том, что неразумно «плодить нищету».

    Количество населения в государствах, способность его к воспроизводству и перепроизводству (а это и есть реальный рост) вовсе не свидетельствуют о комфортности существования. Те же Бразилия, Мексика, Бангладеш, Индия, Китай, Пакистан, Индонезия не могут продемонстрировать устроенность быта для большей части проживающих в них людей. Поэтому этот демографический показатель должен рассматриваться исключительно как математическая величина, а не социально обоснованное положительное явление.

    Но вот другая статистика, прямо не связанная с демографией, хотя, наверное, тоже в какой-то мере от нее зависящая. Самой комфортной для проживания страной в мире («хорошие страны» — по терминологии исследователей The Good Country Index) — по причине здоровой экологии, развитой демократии, всеобщего равноправия, индустриальной и бизнес-успешности, научных разработок и цитирования в мировых изданиях, свободы передвижения и безопасного туризма, инноваций, а также достатка населения — стала Финляндия, поднявшаяся с четвертого места на лидирующую позицию. За ней следом идут Ирландия, Швеция, Германия, Дания, а в топ-десятку вошли также Швейцария, Норвегия, Франция, Испания и Канада. Из 153 исследованных стран США и Россия заняли соответственно 40 и 41 место. Обратите внимание, только две страны из перечисленных числятся в демографической десятке лидеров. Причем не те, кто лидирует в списке комфортности жизни.

    Рейтинг рассчитывался по 30 параметрам и семи категориям. Вот цитата исследователей (приведено в Lenta.ru) о принципах расчета: «Измерить, насколько каждая страна на планете способствует общему благу человечества относительно ее размера <…>, наглядно показать, приносит ли страна пользу человечеству, является бременем для планеты или чем-то средним».

    Синтетика жизни на Земле, как видно, очень многомерна, хотя и не слишком изменчива, как показывает новейшая история человечества.

    Андрей Бинев, журналист, аналитик