facebook_pixel
  • 04 августа 2020, 22:33

    Шведский путь борьбы с коронавирусом пока приносит успех. Но России такая тактика не подошла бы

    Швеция с начала пандемии коронавируса встала на свой собственный путь решения этой проблемы. Кафе не закрывались, школы работали. В экономическом плане это принесло отличные показатели скандинавской стране. Чем это обернется в долгосрочной перспективе и сработала бы такая стратегия в России или нет — в материале «360».
    Шведский путь борьбы с коронавирусом пока приносит успех. Но России такая тактика не подошла бы

    Как передает Bloomberg, предварительные данные правительство опубликует в среду. Если результатом будет 7%, то эта цифра станет антирекордной. Для самой Швеции это все еще большой удар по экономике, но для сравнения стоит отметить, что в США квартальное падение ВВП было 32,9%. Специалисты отмечают, что результат мог быть хуже на две трети, если бы в Швеции были полноценные ограничительные меры по борьбе с коронавирусом.

    Значит ли это, что Швеция оказалась права в своей стратегии? Сказать точно нельзя. Отказ от строгого карантина привел к тому, что в Швеции один из самых высоких показателей смертности в мире — 56,4 на 100  000 человек. При этом неясно, будет ли экономика развиваться намного лучше, чем в соседних Дании и Норвегии.

    Еще в июне главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл признал, что стратегия была излишне мягкой.

    «Если бы мы столкнулись с этой болезнью, уже имея наработанные сегодня знания, думаю, наши меры были бы где-то между теми, что есть в Швеции сейчас, и теми, что действуют в остальном мире», — передает его слова Bloomberg.

    Напомним, что в стране не было строгих ограничений. Да, были запрещены собрания больше 50 человек, но школы, фитнес-центры, магазины и кафе остались открытыми.

    Проблемы еще впереди

    Многие также отмечают, что в долгосрочной перспективе экономика Швеции все равно столкнется с проблемами. Экономист Антон Любич объясняет это тем, что страна экспортно ориентированная.

    Например, в Швеции есть завод Volvo. Он открыт и готов к работе, но для этого ему необходимы поставки запчастей. Они идут из Китая, который может быть закрыт на карантин. Готовые автомобили, например, продают в Португалию. А та может их не принимать, потому что тоже ушла в изоляцию. Соответственно, если другие страны остаются закрытыми и не функционируют из-за пандемии, то Швеция все равно страдает. Она завязана на внешнем мире.

    По словам Любича, в этом отношении Россия находится в более выгодном положении. У нас внутренний рынок больше, а значит, меньше зависимости от стран извне.

    По мнению экономиста Михаила Хазина, именно поэтому Россию и Швецию сравнивать некорректно.

    Швеция — это страна, которая живет на внешних рынках. По этой причине ее экономика определяется не внутренним спросом, а спросом внешним. А Россия в этом смысле тоже живет во многом внешним спросом, но тем не менее у нее довольно большое внутреннее производство и — что самое главное — внешний спрос для России совершенно не то, что для Швеции

    Михаил Хазин

    Если Россию и сравнивать с кем-то, то можно с Канадой, хотя тоже сложно, потому что там население меньше. А Швецию было бы корректнее сравнивать с Белоруссией. Говорить же о том, сработали бы какие-то меры в России или нет, тоже сложно. Это невозможно предсказать.

    Стоит отметить, что правительство Швеции в своей политике упирало на сознательность граждан. Оно полагало, что и без жестких мер люди начнут изолироваться и соблюдать необходимую дистанцию. Однако это все равно привело к большому числу заболевших и погибших в стране. Останься в России открытыми рестораны и кафе, неизвестно, сколько зараженных тогда было бы. Люди могли бы понести гораздо больше потерь, не получив при этом особой экономической выгоды.