facebook_pixel
  • 04 июля 2020, 02:16

    Шесть лет за статью и эфир на радио. Главное о деле журналистки Прокопьевой, которую обвинили в пропаганде терроризма

    Шесть лет колонии и запрет на профессию запросила прокуратура для псковской журналистки Светланы Прокопьевой. Ее обвиняют в пропаганде терроризма за статью, которую девушка написала после нападения на ФСБ Архангельска. Главное об этом деле — в материале «360».

    Уголовное дело против Светланы Прокопьевой возбудили 5 февраля 2019 года по статье «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма». Причиной стала статья журналистки, опубликованная на сайте «Псковской ленты новостей». Позже она зачитала материал в эфире на радиостанции «Эхо Москвы в Пскове». В результате оба издания оштрафовали на 350 тысяч рублей, а саму колонку и запись эфира удалили по требованию Роскомнадзора.

    В статье Прокопьева анализировала теракт, который произошел в Архангельске 31 октября 2018 года. Речь идет о нападении, совершенном на местное здание ФСБ — 17-летний Михаил Жлобицкий пронес внутрь самодельное взрывное устройство. В результате трое сотрудников ведомства получили ранения разной степени тяжести, а сам преступник скончался.

    Обвинения в оправдании терроризма

    По мнению следствия, в своей передаче Прокопьева оправдывала терроризм, рассказывая о возможных причинах совершенного Жлобицким теракта.

    Журналистке предъявили обвинение 20 сентября 2019 года. С Прокопьевой взяли подписки о невыезде и о неразглашении информации. 19 октября СКР завершил следствие и передал материалы в прокуратуру. Однако в декабре того же года прокуратура вернула дело для дополнительного расследования. В его рамках правоохранители провели обыски в квартире подозреваемой, а также в офисе радиостанции.

    Завершили дополнительные следственные действия в марте 2020 года, в результате прокуратура утвердила обвинительное заключение. В ведомстве считают, что статья журналистки содержит в себе признаки оправдания терроризма, что доказывается сразу несколькими экспертизами. В одной из них исследователи решили, что обвиняемая увидела благородные мотивы в действиях преступника. В рамках другой экспертизы утверждается, что сами по себе слова «взрыв» и «террорист» несут в себе оправдание терроризма.

    Поддержка журналистки

    В октябре 2019 года Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области потребовал прекратить уголовное преследование Светланы Прокопьевой. Такое заявление организация сделала после собственной экспертизы материала, который послужил причиной обвинения — она пояснила, что не обнаружила в тексте публикации никаких признаков преступления.

    Руководитель Союза журналистов России Владимир Соловьев заявил, что организация готова оказать обвиняемой максимально возможную помощь.

    «Мы постоянно держим на контроле это дело. Я лично встречался со Светланой, мы общаемся с коллегами из Пскова и надеемся на справедливый суд. При необходимости юристы нашего центра защиты прав журналистов готовы оказать Светлане Прокопьевой любую помощь», — заявил он.

    В поддержку Светланы Прокопьевой выступил и главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Он отметил, что не видит никакого криминала в колонках журналистки. По эго мнению, дело имеет «политический привкус».

    Совет по правам человека при президенте обратился к прокурору Псковской области в начале октября. Он призвал ведомство учесть позицию постоянной комиссии СПЧ по свободе информации и правам журналистов. Комиссия не усмотрела в статье и эфире никаких признаков оправдания терроризма. Вместо этого эксперты увидели в материале Прокопьевой призыв к государству не создавать условия для новых терактов, а задуматься об их устранении причин.

    Тюремный срок и запрет на работу по профессии

    Рассмотрение дела Прокопьевой возобновили 16 июня — в апреле его перенесли на более поздний срок из-за пандемии коронавируса в стране. Журналистка отказалась признавать свою вину и заявила, что не понимает «процессуального значения показаний свидетелей обвинения».

    Прокуратура запросила для обвиняемой наказание в виде шести лет лишения свободы в колонии общего режима. Кроме того, обвинение требует запретить Прокопьевой заниматься журналистикой в течение четырех лет.

    Защита считает, что прокурор, ссылаясь на материал подозреваемой, не указала конкретные фразы, которые несут в себе признаки оправдания и пропаганды терроризма. Защита подчеркнула, что такая неопределенность «нарушает право подсудимой на защиту и делает обвинение несостоятельным».

    В свою очередь специалист псковского управления Роскомнадзора заявил, что ведомство заинтересовалось статьей журналистки на основе мониторинга с использованием определенных алгоритмов — именно они обнаружили в материале признаки преступления. Однако конкретные слова и фразы свидетель так и не назвал, заявив, что не заучивал текст наизусть.

    Окончательный приговор Светлане Прокопьевой огласят 6 июня, во время очередного заседания суда.