• «Шедевры не повторяют». Можно ли восстановить сгоревшую в Карелии церковь?

    Церковь Успения Господня XVIII века постройки в карельском городе Кондопога сгорела в пятницу, 10 августа. Символ северного деревянного зодчества за несколько часов оказался полностью уничтожен огнем. Глава Карелии Артур Парфенчиков пообещал сделать все возможное для восстановление храма на основе уцелевших конструкций. «360» пообщался со специалистами и узнал можно ли восстановить здание храма.
    «Шедевры не повторяют». Можно ли восстановить сгоревшую в Карелии церковь?
    Следующая новость

    Сохранить, что осталось

    Исследователь русского деревянного зодчества и реставратор Игорь Шургин заявил в беседе с «360», что сегодня надо бросить все силы на сохранения оставшихся памятников, потому что за последние годы их количество значительно сократилось.

    В Архангельской области сгорела часть знаменитого Лядинского погоста, так называемой тройки. Весной 2013 года от удара молнии вспыхнули церковь Покрова Пресвятой Богородицы и колокольня. Богоявленский храм удалось отстоять прибывшим на место пожарным.

    Говоря о храме в Кондпоге Шургин отметил, что только безразличие к таким памятникам зодчества позволило ему погибнуть.

    «Совсем недавно Совет Федерации на форуме по культурному наследию потребовал принять концепцию по охране памятников деревянного зодчества до конца года. Концепция разработана по заданию министерства культуры два года назад и до сих пор не принята», — объяснил он.

    Эксперт подчеркнул, что в разработанный документ не включили замечаний профессионалов о том, как халатно сегодня проводятся реставрационные работы и какие здания нужно восстанавливать в первую очередь.

    «Равнодушное отношение вот к таким памятникам — это преступление на самом высоком уровне», — заявил Игорь Шургин.

    Он подчеркнул, что сегодня главной задачей является спасти то, что еще осталось, а уже потом восстанавливать остальное.

    «Воссоздать всегда потом можно. Не сейчас, позднее, данные, которые сохранились — они никуда не исчезнут», — подчеркнул он.

    Восстановить или построить заново

    Потеря уникального памятника не может быть восполнена. Такое мнение высказал Игорь Шургин. Новодел нельзя сравнивать с церковью, которую не перестраивали и не трогали на протяжении двух веков, объяснил он утрату Церкви Успения Господня. Реставратор отметил, что это была уникальный и единственный в мире храм, который дошел в первозданном виде до наших дней.

    «Шедевры не повторяют. Если будет делать мастер высокого класса, значит это будет копией высокого класса. Если это будет делаться, как делается у нас со всеми остальными памятниками, то это будет подделка низкого пошиба», — поделился он.

    Он рассказал, что сегодня выдающийся реставратор, лауреат государственной премии Александр Попов, который разгадал секреты зодчих XVIII века и более раннего времени, остается не удел. И никто не пытается следовать его методу восстановления деревянных церквей.

    Выходом из сложившейся ситуации эксперт видит в грамотной организации работ, привлечении высоких профессионалов к делу реставрации древних памятников, а также в стабильном финансировании.

    Нехватка специалистов

    Архитектор и эксперт по деревянному строительству Денис Оносов заявил, что восстановить можно только копию, но даже это сделать будет не просто.

    «Судя по тем кадрам, которые мы получаем и видим, там сгорело все 80, а по итогам может будет и все 100 процентов. То есть это будет уже такая реплика, по сути своей», — объяснил он.

    Срок восстановления, по его словам может занять более года, а при условии еще и внутренней отделки еще больше, так как деревянное здание должно осесть. Стоимость работ обойдется в не менее чем 10 миллионов рублей.

    Но дело даже не в сроках или финансах. Повторить работу старых мастеров, которые возводили храм очень трудно, так как церковь сделали при помощи ручной рубки.

    Профессионалов этого искусства почти не осталось, но они пока есть.

    «Найти рубщиков, которые смогут идентично повторить технологию, конечно, возможно. У нас есть сообщества специализированные, ассоциации деревянного домостроения, которые могут в этом помочь, профсоюзы архитекторов. Но все эти люди уже на подсчет, то есть их уже очень мало», — подчеркнул Денис Оносов.

    Следующая новость