facebook_pixel
  • 17 января 2021, 10:52

    «Сердцем люди говорят да». Валентина Петренко предложила принять законопроект против харассмента на работе

    Бороться с харассментом на работе необходимо, однако нужно понимать, как это делать. Важно отличать клевету от реальных унижений и давления. При этом последние нужно разграничивать и наказывать нарушителя в зависимости от тяжести вины. Чтобы это стало возможным, нужно разобраться, как регулировать это законодательно, рассказала проекту «Маленькие большие новости» (МБН) экс-сенатор Валентина Петренко.

    Тема харассмента на работе давно обсуждается в обществе, настало время инициировать законопроект о штрафах за него. Экс-сенатор и председатель Всероссийского движения «Матери России» заявила, что эта идея важна, но нужно понимать, как правильно ее подать в законе.

    Бороться с этим нужно, другой вопрос — как. Если прописывать законодательно, то там должны быть заложены такие барьеры, при которых невозможно будет бездоказательно принять одну или другую сторону

    Валентина Петренко.

    Петренко отметила в разговоре с МБН: нужно быть точно уверенным, что факт харассмента действительно был. Одно дело, когда об этом знает коллектив или есть вещественные доказательства: фото, видео, запись разговоров по телефону. И совсем другое — когда речь идет про моральное уничтожение и преследование человека. Бывший сенатор подчеркнула, что можно создать комиссию, можно принять закон, в нем все прописать. Однако даже в таком случае остается вопрос, как это сделать фактически.

    «Нужно посмотреть, что внести в законодательство, а что, предположим, уже есть в других законах хотя бы частично. Работать над этим нужно. Женщин унижают очень часто, в большей степени, чем мужчин. Мне кажется, это может быть темой для обсуждения в обществе. И, может быть, само это обсуждение в обществе уже послужит первым шагом, чтобы некоторые вздрогнули, зная, что могут понести наказание», — отметила она.

    Разные наказания за разный харассмент

    По словам Петренко, может возникнуть и такая ситуация, при которой сотрудница ложно обвинит начальника в домогательствах, «а человек действительно работает плохо и требует повышения оплаты или опаздывает». Необходимо создать комиссию, члены которой могли бы понять, это домогательство или «просто наговоры». Они будут разбирать каждую конкретную жалобу. Сперва они вызовут человека, которого обвинили в харассменте, для беседы, чтобы понять, действительно ли это происходит.

    «А с другой стороны, они все очень сильно боятся общественного мнения, огласки. Кроме того, эта огласка, если это будет доказано, в дальнейшем по трудовому законодательству ляжет в основу того, что он никогда не сможет быть руководителем ни в одном из коллективов. Как педофилы, например, которым запрещено работать с детьми», — отметила она.

    Нужно заложить в основу законодательства элемент, по которому, когда руководитель, который проходил по домогательству, по склонению к сожительству, насилию, моральному или физическому, это должно быть основанием невозможности работать на руководящих постах

    Валентина Петренко.

    При этом наказание должно различаться в зависимости от уровня домогательств.

    «Это были просто какие-то взгляды, тогда можно вызвать в комиссию и сказать: „Вот женщина чувствует, что ты ее преследуешь. Закончи эти все вещи“. А второе, предположим, если начальник оставляет сотрудницу по вечерам, закрывается с ней в кабинете, требует прийти вечером», — пояснила собеседница.

    Самой серьезной мерой в законодательстве должно быть увольнение с записью о нарушении этики. Работодатель должен будет указать, что этот человек не может быть руководителем. Такое решение нужно будет принимать суду. Если нарушение не такое серьезное, то виновный должен в пользу жертвы оплатить ей моральный ущерб — его размер также должен установить суд.

    Почему в России это сложно?

    Экс-сенатор заявила, что законопроект о домогательствах можно рассмотреть, однако сама она не уверена, нужен ли он.

    «Как быть с законом — пока у меня лично вопрос, потому что закон, который принимается и не выполняется, еще хуже, чем когда его нет. Мы должны поработать над появлением определенных правовых норм, которые либо профилактируют, либо остановят это действие через решение суда», — отметила она.

    По мнению Петренко, можно начинать работать с этим, принимать такие нормы, которые заставят задуматься и, может быть, прийти к большому закону. А может быть, и не будет единого закона, а будут законодательные нормы в ряде других законов, но вкупе они будут работать.

    Депутат Госдумы Виталий Милонов уверен, что закон не появится в России. Он уверен: этот закон выбьет из общей канвы законов Уголовного и Административного кодексов определенную категорию административных или неадминистративных правонарушений.

    «Получается, что насильственные действия, хулиганские и иные противоправные действия мужчины в отношении женщины требуют какой-то специальной юриспруденции, специального закона. Получается, что нарушается равенство в нашей стране. И иные противоправные действия, совершенные в иных ситуациях, будут рассматриваться иными способами, нежели чем почему-то однонаправленные действия мужчины в отношении женщины», — пояснил Милонов.

    Он отметил, что заявления, будто закон о харассменте требует рассмотрения в нашей стране, — совершенная глупость. Милонов уверен, что эта идея является «такой же ересью, как движение BLM и прочие странные нововведения новой этики».

    Будет ли поддержка проекта?

    «Фактически сердцем люди говорят да, а как его реализовать? Приживаются только те законы, которые все предусмотрели и которые работают. Законы, которые не работают, усугубляют ситуацию, потому что люди понимают, что по этому закону ничего доказать невозможно», — отметила Валентина Петренко.

    Она подчеркнула, что сперва нужно глубоко проанализировать, «что мы имеем, чего мы не имеем и чего бы мы хотели». По словам собеседницы, в настоящее время в России «нет норм, которые системно могут позволить рассматривать этот процесс». Экс-сенатор отметила, что подобного закона нет, поскольку «это очень тонкая грань в человеческих отношениях».

    «Порой в семье трудно разобраться, в трудовом коллективе тоже порой бывает очень тяжело, потому что человек зависим. <…> Но эти нормы нужны для того, чтобы некоторые просто поняли, что этого быть не может, иначе вступят в силу серьезные последствия. И что есть такие нормы, которые могут включить против этого человека весь процесс», — отметила она.

    Да, может быть, 99% этим не воспользуются, но если будет хоть один, кто воспользуется, то правильно, что ради одного человека принимается закон

    Валентина Петренко.

    Виталий Милонов отметил, что разговоры об этом законе — «обсуждение абсолютно теоретического и не имеющего перспектив несостоятельного скетча, который не стоит в повестке дня, не внесен и серьезно не рассматривается».

    «Те, кто пытается пролоббировать закон о харрасменте, — это глупые дурачки, мозги которых действуют не более, чем скопировать американские законы», — заявил Милонов.

    Как защитить себя без закона?

    Милонов отметил, что есть проблема насилия, которая имеет разные виды. Есть насилие в рамках бытовых конфликтов, уличных, футбольных фанатов. Вопрос насилия должен быть рассмотрен как вопрос насилия.

    «Если мы говорим о том, что женщина, или мужчина, или любой другой человек в семье подвергается насилию, то в рамках действующего законодательства мы должны производить улучшения, которые позволят правоохранительным органам эти случаи расследовать и предотвращать», — отметил он.

    При этом Милонов подчеркнул, что те идеи, которые есть сейчас, предлагают «абсолютно неправосудные решения, которые выносятся неуполномоченными органами».

    «Надо прекрасно понимать, что подобного рода решения будут, мягко говоря, несправедливыми и предвзятыми, поскольку эти люди не проходили специальной процедуры и будут подвержены коррупционным рискам или будут недостаточно квалифицированы», — заключил Милонов.